Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: PL-84
Author(s) of the publication: Г. БРОДОВСКАЯ

share the publication with friends & colleagues

В вертикальном разрезе классовой структуры, равно как и в сословной структуре феодального общества, крестьяне составляли наиболее многочисленный и одновременно ниже других расположенный слой социальной иерархии. Установление точного их числа (особенно в начальный период формирования классовой структуры) на польских землях, расчлененных разделами, оказалось невозможным в связи с отсутствием статистических данных. Речь пойдет поэтому о заключительном периоде осуществления крестьянской реформы, завершившемся в 1865-1870 годах.

С отменой крепостного права мы связываем развитие капитализма в сельском хозяйстве и формирование новой социальной структуры с ее классами и прослойками. Здесь нам помогает российская статистика, составленная в начале 70-х годов XIX века. В ней учтено социальное деление населения. Среди жителей Королевства Польского было тогда 75% крестьян1 . По следующей всеобщей переписи населения (1897 г.) есть лишь данные о лицах, работавших в сельском хозяйстве. Они составляли 56,5%. Этот не лучший критерий для определения численности крестьян применялся также в прусской и австрийской статистике; иногда его дополняли пояснением, что это было население, "живущее сельским хозяйством". Несмотря на неточности, данные о лицах, занятых в сельском хозяйстве и живущих им, ближе к фактической цифре численности крестьян, чем полученные на основе сведений о лицах, проживавших в деревне, которые значительно завышают число крестьян.

После крестьянской реформы численность крестьян падала на всей территории польских земель, но в каждой из частей разделенной страны - в различной степени. На первое место в этом отношении выдвинулось Королевство Польское, из которого крестьянское население в большом количестве эмигрировало за океан (в обе части Америки) и в европейские страны, в том числе небольшой процент - в собственно Россию. Это движение проявилось уже в 70-е годы XIX в., а в 90-е годы и накануне первой мировой войны прокатилось двумя волнами, названными "бразильской горячкой". Одновременно с 70-х годов XIX в. Королевство Польское вступило на путь развития собственной промышленности и роста городов, что создало значительные возможности для предоставления работы населению, уходившему из деревни. Таких возможностей не имели крестьяне в двух других частях разделенной Польши. Их в основном и охватывала эмиграция. Первыми ехали


1 W. Zaleski. Statyslyka porownawcza Krolestwa Polskiego. Т. I. Warszawa. 1876, str. 34 - 35.

стр. 76


за океан пролетаризированные крестьяне из прусской части Польши. Здесь крестьянская реформа лишила значительное число крестьян земли и хлеба. Фольварки, обогатившиеся за счет крестьянской земли, и сохранившаяся в этой части Польши многочисленная группа крупных крестьянских хозяйств не смогли обеспечить работой появившийся в результате крестьянских реформ сельский пролетариат. Эмиграция продолжалась непрерывно, лишь изменив направление в 80-е годы XIX века. В то время Германия развивала уже свою промышленность, которая привлекала население из польских земель больше, чем заокеанские, всегда полные риска поездки. Кроме того, с индустриализацией возросла также потребность в сельскохозяйственных рабочих для работы в юнкерских фольварках, расположенных в глубине государства, участвовавшего в разделах Польши. Там они выше оплачивались, чем на польских землях; там они находили также лучшие условия труда в технически оснащенных и организационно модернизированных хозяйствах. Кроме того, на рост эмиграции воздействовала политика государства - участника разделов, поглощавшего польское население, вытесняемое с его родной земли.

В Пруссию направлялись крестьяне и из других частей разделенной Польши, очень многие - из Королевства Польского. О размерах эмиграции крестьян из прусской части Польши в собственно Германию свидетельствует уменьшение их численности с 57% в 1882 г. до 51% в 1895 году. Наименьшим было в то время падение численности крестьян в княжестве Познаньском - с 61,8% до 59,4%; наибольшим - в индустриализированной Верхней Силезии - с 47,8% до 38,1%2 . Среди польских земель лишь Верхняя Силезия и Цешинская Силезия в части Польши, захваченной Австрией, имели уже в XIX в. менее половины населения, работавшего в сельском хозяйстве или жившего им. В Цешинской Силезии в 1900 г. крестьяне составляли около 35% населения.

Наиболее "аграрными" оставались земли в части Польши, аннексированной Австрией, - так называемая Галиция, сильно отстававшая в экономическом развитии по сравнению с остальными частями разделенной Польши. Сельское население в 1890 г. составляло здесь 77,4%, а спустя 10 лет численность его уменьшилась только на 1%. Эмиграционное движение появилось в Галиции также позднее, а волна его прокатилась в середине 90-х годов XIX в., поднятая "бразильской горячкой". О постоянном росте этой эмиграции, продолжавшейся и в XX в., свидетельствуют данные о том, что в 1890 - 1900 гг. Галицию покинули 302 тыс., в 1900 - 1910 гг. - около полумиллиона, а в 1913 г. - около 800 тыс. человек.

Эмиграция и развивающаяся промышленность не были единственными факторами, вызывавшими уменьшение численности крестьян. Но их значение являлось доминирующим в процессе ухода из деревни постоянных ее жителей. Экономически отсталая Галиция, зато с развитой сетью польской школы и двумя действующими университетами в Кракове и Львове, давала шансы детям зажиточных крестьян на выдвижение, на карьеру интеллигента вне деревни и даже на вступление на ступени лестницы, ведущей к профессорскому званию. Здесь многие, главным образом сыновья крестьян, поступали в духовные и учительские семинарии, участвовали в политической жизни, работали в администрации. Вовсе лишены были этих возможностей две другие части разделенной Польши, изнуряемые германизацией и русификацией, подчас очень интенсивными.


2 J. Marchlewski. Pisma wybrane. T. I. Warszawa. 1952, sir. 304.

стр. 77


Из общего количественного баланса крестьян в конце XIX в., составленного В. Грабским для трех частей разделенных польских земель (без восточных окраин, Мазур, Вармии и Силезии), следует, что на них приходилось 55%, а с восточными окраинами-57% всего населения.

Дальнейший уход крестьян из деревни задержала первая мировая война, а ее экономические последствия вызвали обратное направление в миграции населения. После войны поднялась волна реэмиграции в возрожденную Польшу, а вместе с ней обозначился приток населения, работающего в сельском хозяйстве. С ноября 1918 г. до ноября 1920 г. через этапные пункты на востоке прошло 2573,6 тыс., а из Германии - не менее 700 тыс. человек3 . Перепись 1921 г. показывает, что в Польше сельское население составляло 65,5%. Это на 10% больше установленной В. Грабским для конца XIX в. доли. Вторая всеобщая перепись (1931 г.) обнаружила падение численности населения, работавшего в сельском хозяйстве, на 5,1% при общей численности населения Польши в 32 млн. человек, в том числе крестьян - 52%, рабочих - 29%4 . Это означало, что процентное соотношение численности крестьян и всего населения в Польше в начале 1930-х годов почти равнялось тому, какое было на рубеже XIX и XX веков.

Более сложными, чем количественные изменения, указывающие на очень медленное уменьшение числа крестьян, были перемены в польской деревне, происходившие под влиянием крестьянской реформы, затем- капиталистического расслоения и политики держав, разделивших Польшу, а также других факторов. Крестьянская реформа, экономические, политические и идеологические предпосылки которой в целом хорошо известны и не требуют комментариев, вносила большие изменения в структуру крестьянства польских земель. Ее осуществление, происходившее по-разному в каждой из трех частей Польши, создавало три различные модели распределения собственности на землю и социальной структуры крестьянства. Без преувеличения можно сказать, что крестьянские реформы углубили раздел Польши, создав три отличающиеся с точки зрения аграрной и социальной структуры области, подчиненные разным политическим программам держав-участниц раздела. Еще более существенно то, что отличий в сфере социально-аграрных отношений раскалывали самую многочисленную и малосознательную часть польского народа, какой было крестьянство. Общей чертой крестьянских реформ во всех частях разделенной Польши было то, что они максимально учитывали интересы помещиков: больше всего - в Пруссии, с известными ограничениями - в Галиции, в наименьшей степени (по политическим причинам) - в Королевстве Польском, где царизм сделал из крестьянской реформы приманку для привлечения крестьян и средство наказания польской шляхты за повстанческое движение.

Крестьянские реформы на польских землях продолжались более полувека. Им предшествовала отмена личной зависимости крестьян в 1807 г. в прусской части Польши и в княжестве Варшавском. Долее всего, постепенно и поэтапно, они осуществлялись в прусской части начиная с 1811 года. В Галиции они шли с 1848 г. под натиском революции, в Королевстве Польском - с 1864 г. под давлением восстания 1863 г. и объявленной повстанческим Национальным правительством отмены аграрной реформы. Дата завершения крестьянских реформ с небольшими отклонениями во всех частях разделенной Польши падает на 70-е годы XIX века.


3 Z. Landau, J. Tomaszewski. Gospodarka Polski migdzywojennej. T. I: 1918 - 1923. Warszawa. 1967, str. 38.

4 "Rocznik Statystyki Polski 1928", tab. 2, 8; "Maiy Rocznik Statystyczny 1938", tab. 3, 22, 23.

стр. 78


Крестьянские реформы ни в одной из частей разделенной Польши не уменьшили размеров фольварков и даже увеличили их в прусской ее части за счет крестьянской земли. Это происходило потому, что крестьяне были обязаны расплачиваться землей и лишь частично деньгами за полученные наделы и отмененные барщинные повинности. До 1880 г. фольварки на Познанщине увеличили свою площадь более чем на 45 тыс. га, в Верхней Силезии - на 50 тыс. гектаров. С выгодой для фольварков были также ликвидированы в прусской части Польши сервитутные права крестьян. Оставленные в Галиции и Королевстве Польском, они стали предметом постоянных споров между деревней и помещичьей усадьбой. В Галиции сервитута были ликвидированы "сверху" спустя более чем 10 лет после крестьянской реформы также с потерями для крестьян. В Королевстве Польском они ликвидировались путем добровольных соглашений, медленно и в непрерывной борьбе, а часть их сохранилась еще в межвоенный период. В результате крестьянских реформ крупные собственники в прусской части Польши сосредоточили в своих руках около 50% земли, в Королевстве Польском-56,5%, в Галиции-42%, став одновременно почти монополистами во владении лесами, 75% которых они располагали (крестьяне - лишь 0,7%).

Наиболее сильные экономические позиции сохранили крупные землевладельцы в прусской части разделенной Польши. Они первенствовали в деле превращения фольварков в капиталистические хозяйства с неплохими результатами в модернизации хозяйства и увеличении производства. Они располагали легкодоступной наемной силой в самый трудный для фольварков период крестьянских реформ. Последние создали в этой части Польши многочисленную армию сельского пролетариата, ликвидируя часто целые крестьянские хозяйства, присоединяемые к фольваркам, а иногда даже и к крупным крестьянским хозяйствам. Это изменило принципиальным образом, как ни в одной из прочих частей разделенной Польши, аграрную и социальную структуру деревни по сравнению с ее состоянием перед крестьянской реформой. Здесь уменьшилось количество крестьянских хозяйств, а доминирующим их типом стали (за исключением Силезии) середняцкие и крупные крестьянские хозяйства. Последние занимали 25% земель мелких собственников, а малоземельным, которых в этой части Польши было менее всего, принадлежало 0,6% площади крестьянских угодий.

В меньшей степени, чем в прусской части Польши, изменилась аграрная и социальная структура деревни в Королевстве Польском в результате наделения землею около 200 тыс. безземельных. Здесь выросло число хозяйств средней величины (около 2,8 га), уменьшилась численность сельского пролетариата, а доминирующими в аграрной структуре стали середняцкие хозяйства размером до 8,4 га (34,7%) и свыше 8 га (37%); крупные хозяйства были немногочисленны (6,5%), зато довольно многочисленными оказались хозяйства размером менее 1,5 га (21,8%).

Определенную роль в формировании социальной структуры деревни.сыграла в Королевстве Польском гминная реформа, проводившаяся одновременно с крестьянской. Именно гминная реформа послужила прежде всего средством наказания польской шляхты царизмом. Она лишила помещиков должностей войтов гмин. Эти должности были отданы крестьянам, владевшим не менее чем 3 га земли. Для всех правомочных в гминах обязателен был земельный ценз более 1,5 гектара. Ни к войтам, ни к их избирателям не предъявлялось никаких требований по части образования. Гминная реформа способствовала укреплению социальной позиции зажиточных крестьян и одновременно усугубляла барьеры между крестьянами с наделом и безземельными, не дав последним никаких прав в гмине.

стр. 79


В австрийской части разделенной Польши крестьянская реформа не изменила модели аграрной структуры, сложившейся до ее проведения. Она совершенно не коснулась безземельного населения и сохранила многочисленные феодальные пережитки, тормозившие развитие. Предоставлением права собственности были закреплены малоземелье крестьян и раздробленность полей при острой нехватке лесов и пастбищ. Более всего здесь было карликовых и малоземельных хозяйств - 68,1%. В конце XIX в. их доля выросла до 80%. Одновременно в результате семейных разделов и расслоения уменьшилась средняя площадь крестьянских хозяйств с 10 моргов в момент крестьянской реформы до 4,5 морга в 1898 году. Крупные по размерам своих наделов крестьянские хозяйства составляли 8,4%, а охватывали лишь 6,3% крестьянских земель. Не все эти хозяйства гарантировали своим хозяевам зажиточность, равно как в группе середняцких хозяйств их владельцы не всегда достигали экономической самостоятельности из-за плохих земель, большей частью расположенных в предгорных районах.

Таблица 1

Аграрная структура польских земель на рубеже XIX-XX в.5 (в %)

Группы хозяйств по их величине (в га)

Под властью России1 1892 г

Под властью Австрии21902 г.

Под властью Пруссии31907 г.

Польша 1921 г.

По количеству хозяйств

0-5

39,0

79,0

70,0

61.6

5-20

53,0

19,0

22,0

35,0

20-100

7,0

1,0

7,0

2,8

Свыше 100

1,0

1,0

1,0

0,6

Всего

100,0

100,0

100,0

100,0

По занимаемой ими земельной площади

0-5

8,0

29,0

9,0

14.0

5-20

33,0

24,0

25,0

31,0

20-100

13,0

7,0

27,0

6,9

Свыше 100

46,0

40,0

39,0

48,1

Всего

100,0

100,0

100,0

100,0

-----

1 Королевство Польское.

2 Галиция.

3 Гданьское Поморье, Восточная Пруссия, Великое княжество Познаньское, Верхняя Силезия.

На основе аграрной и социальной структуры, возникшей в результате крестьянских реформ и различной в каждой из трех частей разделенной Польши, действовал капиталистический фактор расслоения. Наделенные землей крестьянские прослойки перемещались главным образом в сторону менее имущих. Известное исключение составляла группа крупных крестьянских хозяйств в Великой Польше и Поморье, увеличение владений которых свидетельствовало о капиталистической


5 См.: "Dzieje Polski". Warszawa. 1975, str. 535; Z. Landau, J. Tomaszewski. Op. cit. T. I, str. 144, tab. 49.

стр. 80


концентрации земли. Там действовал, кроме того, внеэкономический фактор борьбы с германизацией польских земель. В остальных частях разделенной Польши лишь спорадически происходили случаи обогащения крестьян и перехода их в более имущий слой.

Расслоение в прусской части Польши увеличивало дистанцию между сельской буржуазией, которая упрочивала свое имущественное положение и повышала собственный жизненный уровень, приближаясь (особенно ее верхний слой) к польским помещикам, и значительно более многочисленной беднотой, обреченной на поиски заработка в промышленности Германской империи или в эмиграции. Значительно более подвижной была эта граница в Галиции, а тенденция расслоения - более слабой. С момента проведения крестьянской реформы и до начала XX в. количество крестьянских хозяйств там почти удвоилось. Крестьяне здесь с отчаянной самоотверженностью оборонялись от пролетаризации. Для многих стала спасением постоянная или сезонная эмиграция.

В Королевстве Польском расслоение тормозили предписания, запрещавшие семейные разделы при наделах менее установленных 3 га (впрочем, крестьяне обходили этот запрет). Здесь пролетаризации боялись меньше, имея в запасе доступ в промышленные города и значительные возможности для неземледельческих занятий. Очень многие выезжали также на сезонные работы в соседнюю Пруссию. В канун мировой войны число сезонников превышало 500 тысяч. Подобного рода перемещения были одновременно воплощением живой национальной связи, основанной на языке, который объединял сезонников с местным населением. В сезонных странствованиях за куском хлеба принимали также участие крестьяне из Галиции. Унизительные путешествия на так называемые саксы (сезонные работы, главным образом в Саксонии) объединяли польских крестьян, особенно их беднейшие слои, и пробуждали сознание более широкой национальной общности с местным населением, тоже говорившим по-польски.

Расслоение крестьян и парцелляция фольварков, проводимая частично или полностью во всех частях разделенной Польши (медленнее всего в Галиции) и всегда при широком участии крестьян, меняли отношения имущественные в деревне: сокращались владения крупных собственников; расширялись площади, находившиеся в руках крестьян.

Крестьянские реформы пробудили активность крестьян. Уже в ходе их осуществления они выказывали недовольство, проявлявшееся в столкновениях с помещиками, спорадических - в прусской части, более частых - в Королевстве Польском (главным образом с комиссиями по крестьянским делам). Борясь с трудностями ведения собственных хозяйств, они вставали на путь организованных форм общественной деятельности для приобретения капиталов, усовершенствованных орудий труда и прежде всего сельскохозяйственного и общего образования. Не стесняли их в этом отношении ни прусские, ни австрийские власти. В Королевстве же Польском царские власти вплоть до революции 1905 г. не позволяли создавать никаких крестьянских организаций и обществ.

Первыми в прусской части Польши стали основывать крестьянские сельскохозяйственные кружки - уже в начале 60-х годов XIX в. - жители Поморья и Великой Польши. На Поморье, в Пясечно под Гневом, крестьяне создали в 1862 г. свое Сельскохозяйственное общество, свободное от покровительственной опеки помещиков. В печатном органе этого общества "Piast" находили отражение устремления крестьян, освободившихся от опеки помещичьего класса. По их примеру крестьяне Великой Польши основали первые сельскохозяйственные кружки в Дольске в 1866 году. Сильнее независимого крестьянского движения

стр. 81


оказалось в этой части разделенной Польши патронируемое течение, направляемое помещиками и ксендзами. Оно шло под лозунгом социального солидаризма, объединяя крестьян и крупных собственников. С 1873 г. во главе этого движения, его патроном стал М. Яцковский. Создавая сельскохозяйственные кружки, он подчинил единому руководству также организацию крестьян. О масштабах движения сельскохозяйственных кружков свидетельствует их количество на Поморье и в Великой Польше - около 500 с более чем 20 тыс. членов в 1913 - 1914 годах. На характер этих кружков влияла верхушка богатых крестьян, связанная с помещиками. Движение сельскохозяйственных кружков создало свою сеть и в Галиции. А наряду с ними в прусской и австрийской частях разделенной Польши возникали народные кассы и банки, предоставлявшие займы под низкие проценты. В Галиции они пользовались особой популярностью среди крестьян, спасая их от гнета широко развитого здесь частного ростовщичества. Из касс, народных банков и кружков состояла польская кооперативная система патронируемого типа, весьма успешно конкурировавшая в прусской части Польши с немецкой кооперацией.

Патронирование в Галиции отличалось от патронирования в прусской части Польши. Во главе всего социально-экономического и просветительного движения стоял в автономной Галиции краевой отдел, располагавший собственным бюджетом и кадрами передовой, демократической польской интеллигенции. Патрон сельскохозяйственных кружков Ф. Стефчик связался с правым крылом людовского движения, когда оно оформилось организационно. И здесь, как и в прусской части Польши, социальный солидаризм праздновал победу, заглушая классовые противоречия. Однако ему не удалось подавить классовую борьбу крестьян с помещиками. Громким эхом отзывались все эти дела в краевом сейме, заседавшем с 1861 г. во Львове. В его составе, начиная с первого созыва, были и крестьяне в количестве 35 человек, в том числе 18 поляков и 17 украинцев. С 70-х годов XIX в. число крестьянских депутатов уменьшалось, а в 1876 - 1889 гг. они были полностью вытеснены правящим консервативно-помещичьим лагерем. Краевому сейму и парламенту в Вене, в который избирались депутаты также и в Галиции, крестьяне были обязаны ранним пробуждением их интереса к политической жизни.

Лозунги социального солидаризма, воздействовавшие на общественное движение и развитие так называемой органической работы на селе, не смогли погасить назревших в Галиции классовых противоречий, значительно притуплённых ими среди наделенных землей крестьян прусской части Польши. Здесь главной силой, выступавшей против эксплуатации и гнета со стороны помещиков, был сельский пролетариат. В 80-е годы XIX в. на Поморье и Познаньщине он составлял 4/5 всего населения, жившего сельским хозяйством. Эти работники, часто удерживаемые кнутом в повиновении помещикам, развернули борьбу за свои права лишь в конце XIX века. Наряду с требованием о повышении оплаты они домогались равных прав с наделенными землей крестьянами и правовой защиты от помещичьего своеволия и эксплуатации. Добились же лишь того, что нельзя было уже применять к ним телесные наказания, а право создавать свои организации сельские пролетарии получили только в 1918 году. Это не сломало барьера, который отделял по всей Польше крестьян от сельскохозяйственных рабочих, особенно фольварочных работников, презрительно называемых дворней.

Сельскохозяйственные рабочие в Галиции вместе с малоземельными крестьянами в последний год XIX в. начали стачечную борьбу. Спустя три года бастовало уже 25 повятов в Восточной Галиции с участием почти 100 тыс, человек. К украинскому населению, в большом коли-

стр. 82


честве жившему здесь, присоединились польские крестьяне. Класс помещиков составляли в Галиции поляки. Противоположным было положение на польских землях, находившихся под властью Пруссии, особенно на Поморье, в Вармии, на Мазурах и в Силезии. Там помещиками были в большинстве своем прусские юнкеры. Сельскохозяйственных рабочих во всех частях разделенной Польши подняла на борьбу русская революция 1905 - 1907 годов. Ведущее место в этой борьбе принадлежало в тот период сельскохозяйственным рабочим Королевства Польского. Но ранее сельскохозяйственных рабочих с неослабевающей силой повели классовую борьбу с помещиками в Королевстве Польском еще с начала 70-х годов XIX в. наделенные землей крестьяне. Борьба шла из-за межей, отделявших крестьянские земли от фольварочных, а более всего из-за сервитутных прав и их ликвидации. На рубеже 70-х - 80-х годов XIX в. появились признаки аграрной революции: захватывались помещичьи луга, пастбища, а порубки помещичьих лесов приобретали широкие размеры, особенно в магнатских, казенных и пожалованных имениях.

В борьбе с помещичьими усадьбами, защищаемыми войсками и царской полицией, крестьяне осознавали, что класс помещиков связывают с царизмом общие интересы. Крестьянское движение в Королевстве Польском становилось антипомещичьим и антицарским. Его антиправительственная направленность углубилась в ходе выборов тминных властей. Столкновения с ПОБИТОВЫМИ начальниками, отклонявшими избранных большинством членов гмины кандидатов в войты, вместо которых утверждались лица, послушные властям, повторялись часто и по всему краю. Это вызвало в Королевстве Польском массовое гминное движение, в котором наряду с самостоятельными хозяевами- крестьянами принимали участие безземельные и малоземельные, добившиеся равных прав для всех жителей гмины.

Классовое крестьянское движение в пореформенный период расширило поле борьбы на польских землях, принадлежавших России и Пруссии. Это произошло вследствие германизаторского и русификаторского гнета властей этих стран в отношении польского населения. В этих частях разделенной Польши из гмин, школ, тминных судов и других учреждений были устранены польский язык, польские названия и служащие-поляки. Войт гмины в Королевстве Польском, как правило неграмотный, был не служащим, а лишь марионеткой, представлявшей царскую власть на местах. На эту политику властей польские крестьяне отвечали активными действиями. В Королевстве Польском они встали на путь тайной просветительной деятельности. С 70-х годов XIX в. они организовывали свои тайные начальные школы в крестьянских избах. В 1870 - 1904 гг. царские власти обнаружили в 6 губерниях Королевства Польского свыше 400 таких школ на селе. Учителей и родителей детей наказывали штрафами. Во время революции 1905 - 1907 гг. молодежь, поддерживаемая родителями, встала на путь стачечной борьбы. Мощное движение борьбы за полонизацию гмин, гминных судов и школ во всем Королевстве Польском развернулось до революции и продолжалось в течение всего ее периода.

В то время крестьяне в прусской части Польши также боролись с германизацией школы и земли. Дети во Вжесне своим протестом против отмены преподавания закона божьего на польском языке, избиваемые и терроризируемые за это, положили начало в 1901 г. волне школьных стачек на Познаньщине и в Поморье. В 1906 - 1907 гг. забастовки сельских школьников в этих районах стали массовыми и получили название людовых. Ведь свыше 80% их участников были детьми сельскохозяйственных рабочих и крестьян. По официальным данным, бастовало почти 70 тыс. школьников. Громадкарское движение в Вармии и на Мазурах, развертываемое польскими крестьянами и сельско-

стр. 83


хозяйственными рабочими евангелистского вероисповедания, защищало польский язык, распевало на нем псалмы и молитвы во время многолюдных богослужений.

Прусский метод германизации польского населения касался и его экономической базы. В середине 90-х годов XIX в. власти создали Колонизационную комиссию, располагавшую миллионами марок для выкупа земли у поляков и поселения на ней немцев. В 1896 - 1904 гг. им удалось выкупить у польских помещиков около 200 тыс. га. Это было примерно на 60 тыс. га меньше в сравнении с тем, что выкупили за то же время польские крестьяне. Часть польских землевладельцев, прежде всего крестьяне, поддерживаемые средствами из специально для них организованных касс и польскими банками, а в особенности парцелляционными обществами (создаваемыми с мыслью о борьбе за землю) и всей широкоразвитой польской кооперативной системой, защищали каждый кусок родной земли. Они принимали также широкое участие в парцелляции фольварков. Землю покупали на сбереженные средства и польские реэмигранты из Германии. Много находчивости проявлялось для того, чтобы обходить прусские предписания и запреты. Например, в 1904 г. действовал запрет на возведение домов на колонизованных парцеллах без согласия Колонизационной комиссии. Громким эхом во всем мире отозвалось дело М. Джымалы из Великой Польши, который с семьей жил в цыганской кибитке, не имея разрешения на постройку дома. По приказу властей и после многочисленных преследований ему пришлось оставить и это жилище. Однако у него было много последователей на Поморье и Мазурах, которым удалось пережить тяжелое время. Так же успешно, как с Колонизационной комиссией, боролись польские крестьяне с созданным в 1894 г. Союзом содействия германизму в восточных провинциях, сокращенно называемым "Гаката" (по начальным буквам его основателей). Крестьяне боролись за сохранение земли и родного языка, пользуясь читальнями и людовскими изданиями. Последних печаталось несколько, а редактировали их интеллигенты, часто крестьянского происхождения, горячие патриоты, защитники всего польского и культуры своего региона. Большую популярность среди крестьян завоевала "Gazeta Grudziadzka", издававшаяся с 1894 г. вплоть до второй мировой войны. Перед первой мировой войной число ее подписчиков достигло 134 тысяч.

В этой части Польши крестьяне отличались высоким национальным самосознанием и патриотизмом. На развитие их классового сознания влияли солидаризм, патронат помещиков и духовенства. Лишь мазурские крестьяне, приверженцы евангелистской церкви, обреченные на соседство с прусскими юнкерами и труд на них, отличались социальным радикализмом. В 1896 г. они создали Мазурскую людовую партию, которая в неравной борьбе с напором германизации высказалась за парцелляцию имений прусских юнкеров. Незадолго до первой мировой войны на Поморье возникла умеренная Католическая людовая партия. Она призывала к сохранению национального быта (часто отождествляемого крестьянами с католицизмом), а также к борьбе с помещиками.

Не развилось людовское политическое движение только в прусской части Польши. Возникшие там партии были лишь проявлением разбуженного политического сознания немногочисленной части крестьян, отличавшихся в массе своей высокоразвитыми национальными чувствами, но малосознательных в социальном и слабо пробужденных в классовом отношении.

Более прочный фундамент для развития политического движения заложили крестьяне Галиции и Королевства Польского. Первые уже в 1895 г. создали Стронництво людове, которое в 1903 г. приняло название Польского стронництва людового, позднее дополненное названием своего печатного органа - "Piast". Крестьяне Королевства Польского

стр. 84


последними на польских землях создали подпольно действующую политическую организацию под названием "Польский людовый союз" (ПЛС), уже накануне революции 1905 - 1907 гг., в октябре 1904 года. Союз не пережил революции. Ликвидированный в 1907 г. в результате арестов, он положил начало новому этапу крестьянского движения.

Революция отвоевала для Королевства Польского право на создание социально- экономических организаций. Это сделало возможным введение по примеру Галиции и прусской части Польши сельскохозяйственных кружков и сети кооперативов, отличавшихся от своих прототипов тем, что не были патронируемыми. Крестьяне Королевства Польского больше других ценили необходимость сохранения своей самостоятельности. Под лозунгом "Сами себе" в Варшаве с 1907 по 1915 г. выходило периодическое издание "Zaranie" ("Рассвет"), Оно сыграло роль моста, позволившего провести крестьянское движение через трудный период отсутствия в нем направляющей политической силы, сохранить и развить программные установки ПЛС. С участием группы "Рассвет" и двух более мелких политических группировок, в том числе одной, возникшей по инициативе социалистов, в 1915 г. на оккупированных Австрией польских землях было создано Польское стронництво людове с печатным органом "Wyzwolenie". ПСЛ - "Пяст" в Галиции и ПСЛ - "Вызволене" в Королевстве Польском руководили крестьянским движением в годы первой мировой войны, в период создания возрожденного Польского государства и затем его существования вплоть до 1931 года. С этого момента людовское движение в Польше, разбитое на множество политических партий леворадикального, умеренного и правоцентристского толка, объединилось в единое Стронництво людове. Под его политическим руководством, после ряда лет непрерывной борьбы с правящим лагерем санации, крестьянам пришлось защищать Польшу и ее независимость во время второй мировой войны и гитлеровской оккупации, выступая вместе с рабочим классом и всем польским народом.

Трудно в краткой статье шире осветить вопросы людовского движения, хотя они и выдвигаются на передний план, когда предметом изучения является крестьянство. Под знаком этого движения складывалась с рубежа XIX-XX вв. жизнь значительной части крестьян, сначала в Галиции и в центральных районах Польши, а после 1918 г. - во всем Польском государстве. Но это движение не было единственной политической силой, объединявшей крестьян. Еще до появления людовских партий во всех трех частях разделенной Польши развивала свою деятельность на селе тайно существовавшая с 1897 г. политическая партия Национальной демократии (сокращенно называемая эндеки). Этот лагерь объединял большое число крестьян, находя благодатную почву на землях прусской части Польши, а также в Королевстве Польском. Меньшим влиянием он пользовался в Галиции. Эндеки опередили людовцев на выборах в польский сейм и из общего числа 394 депутатов имели после первых выборов в 1919 г. 140, людовцы-117. Количество полученных людовцами мандатов несколько увеличилось на выборах 1922 г. (до 125, или 28% всех депутатов сейма), тогда как крестьяне составляли в то время свыше 60% всего населения страны. Таким образом, половина их голосовала за некрестьянских депутатов, главным образом за эндеков, и занимала консервативно-солидаристскую позицию. О большом влиянии эндеков на селе свидетельствует также многочисленность сельской молодежи, объединенной в католические молодежные общества под патронатом ксендзов и значительно превышавшей по численности молодежь, организованную в независимом от какого-либо патроната Центральном союзе сельской молодежи.

стр. 85


Много было крестьян, не принадлежавших ни к одному политическому лагерю, пассивных и несознательных, особенно в то время, когда политическая жизнь шла тайно от властей на землях Королевства Польского и прусской части Польши. С появлением соперничавших друг с другом людовского и эндецкого лагерей процесс политического развития крестьян усложнился. Проба сил в борьбе за влияние на несознательные еще слои крестьянства произошла уже во время революции 1905 - 1907 гг. и усиливалась по мере приближения момента обретения Польшей независимости. В возрожденном государстве Польском она приняла формы открытого соперничества, а временами - жестокой борьбы.

Несмотря на политические и социальные различия и отсутствие общих исторических традиций, формировавших сознание польских крестьян в рамках трех различных государственных организмов, одна проблема сближала всех - надежда на восстановление независимости, все более возраставшая по мере приближения первой мировой войны. Мысль о возрождении Польши будила также много критических размышлений и опасений среди крестьян. Они не скрывали своего страха перед лицом перехода власти к господам. Высказывались даже опасения, что их власть может восстановить барщину и гнет, уже незнакомые пореформенному поколению. Среди галицийских крестьян были еще сильны симпатии и привязанность к особе правящего императора Франца-Иосифа. Освободились от иллюзий о "хорошем царе" крестьяне Королевства Польского, и ничто не указывает на то, что такие иллюзии имели ограбленные крестьянской реформой прусские подданные. Ясно, что очень существенной для крестьян была проблема земельной реформы, особенно в Галиции. В Королевстве Польском также было крайне необходимо обеспечить землей всевозраставший слой малоземельных.

Таблица 2

Классовая структура крестьянских хозяйств в межвоенной Польше (в %)6

Год

Хозяйства

Полупролетаризированные (0 - 2 га)

Малоземельные (2 - 5 га)

Середняцкие (5 - 10 га)

Мелко-кметские

Крупно-кметские

1921

24,08

38,72

28,65

7,21

1,34

1931

25,76

38,72

27,73

6,63

1,16

1938

26,36

38,715

27,39

6,43

1,10

Число безземельных возросло на рубеже XIX-XX вв., достигнув 1 миллиона. Но, когда приближалось решение вопроса о независимости Польши, ее возрождения ожидали даже больше, чем земельную реформу. Проведение последней откладывали до времени создания своего государства и соответствующего решения польского правительства, возлагая надежды на парламентское, выгодное для крестьян постановление о земельной реформе.

Между тем впереди была еще борьба за независимость Польши, к которой готовились и крестьяне, особенно молодежь Галиции и Королевства Польского, создававшая дружины имени Бартоша (Гловацкого)


6 М. Mieszczankowski. Struktura agrarna Polski rnigdzywojennej. Warszawa. 1960, str. 348, tab. 157.

стр. 86


и Килиньского и вступавшая в отряды стрелков, легионы и в ряды Польской военной организации (ПОВ). Они разоружали германских и австрийских солдат, ликвидировали оккупационные учреждения, организовывали польские силы безопасности и общественного порядка. В Великой Польше и Поморье они поддержали восстание, целью которого было изгнание немцев, и организовывали свои отряды косинеров, росшие с молниеносной быстротой. На Поморье они сохраняли партизанские отряды до 1920 г., чтобы поддержать ожидаемую акцию включения этих земель в состав Польши. В связи с небольшой численностью крестьян в Силезии сравнительно меньшее их количество принимало участие в трех силезских восстаниях.

Политически раздробленное и социально расслоившееся крестьянство объединяла борьба за независимость Польши. Активную роль в создании Польского государства и его первого правительства сыграло людовское движение Королевства Польского. Совместно с Польской социалистической партией (ППС), ПСЛ - "Вызволене" создало в Люблине 7 ноября 1918 г. на клочке освобожденной польской земли первое правительство Польши, которое назвалось "народным". Его деятельность была, наверное, самой краткой по сравнению с работой всех существовавших затем в межвоенной Польше кабинетов. Несмотря на это, данное правительство имело важное значение, признав крестьянство и рабочий класс как участников создания нового государства, формально гарантируя им равные права с другими классами и социальными слоями и провозгласив их ответственными за дальнейшие судьбы государства и нации.

Представлявшая крестьян в "народном правительстве" партия отличалась в то время высокой степенью социального радикализма. Она стояла на позиции принудительного отчуждения законодательным путем всех некрестьянских земель. Ее характеризовали антиклерикализм, притуплённый в галицийской ПСЛ - "Пяст", тесные связи с рабочим классом, установленные в годы революции, и признание пролетариата союзником в борьбе с эксплуататорскими классами. В то время, как крестьянское движение в Галиции стояло на антипомещичьих и антифеодальных позициях, крестьянское движение Королевства Польского имело, кроме того, известные антикапиталистические черты. Это выражалось в стремлении к преобразованию общественного строя в республиканско- кооперативный. Все крестьяне были поборниками парламентаризма и решения этим путем своих проблем, а также формирования блока с партнерами по правительству.

С живой заинтересованностью крестьяне участвовали в выборах в сейм, предпринимая пробу своих политических сил и сопоставление позиций. Расколотые на людовский и национальный лагери, они были, кроме того, раздроблены между людовскими партиями, количество которых увеличивалось как на леворадикальном, так и на правоцентристском крыле. Результаты выборов указывали на уменьшение рядов ПСЛ - "Вызволене", известного своим радикализмом, и на рост численности умеренной ПСЛ - "Пяст", которое завоевывало все большее влияние в Центральной Польше и на землях, входивших ранее в состав Пруссии. Это свидетельствовало о господствовавших в людовском движении умеренных взглядах с тяготением к правым силам общества. Упрочилась позиция "Пяста" при возраставшей активности правых сил. В расстановке политических сил Польши людовцы занимали центристскую позицию, причем "Вызволене" тяготело к социалистам. Но радикализм "Вызволене" был превзойден Независимой крестьянской партией (НКП), возникшей в 1924 г. и имевшей тесные связи с Коммунистической партией Польши. После роспуска НКП в 1927 г. продолжателем ее дела стало Зъедночене левицы хлопской - "Сампомоц"

стр. 87


(Объединение крестьянской левой "Самопомощь"), действовавшее с 1928 года. В то время людовцы являлись активной силой и одним из партнеров правящей коалиции, имея трижды на посту премьер-министра руководителя ПСЛ - "Пяст" В. Витоса, в 1922 - 1927 гг. маршалом сейма - М. Ратая, деятеля "Пяста" и "Вызволене", и еще нескольких людовцев в ранге министров: Т. Ночницкого, Б. Столярского и других. Витое возглавлял в 1920 г. правительство национальной обороны, действуя в пользу заключения мира и прекращения польско-советской войны, в отношении которой крестьяне сохраняли сдержанность. В 1926 г. Витое был свергнут с поста премьер-министра в результате государственного переворота Ю. Пилсудского.

В течение первого десятилетия существования буржуазно-демократической власти в Польше крестьяне проявляли много активности в своей социально-экономической деятельности, самоуправлении, в области развития культуры и просвещения, создавали сеть крестьянских организаций, свободных от патроната помещиков и ксендзов, или же вообще освобождались от всякой опеки. Зачастую большую активность проявляла сельская молодежь. Объединенная в Центральном союзе сельской молодежи (ЦССМ), она в 1928 г. выступила против навязанного ей патроната Центрального союза сельскохозяйственных кружков, политически подчиненного санационному влиянию. Дело закончилось расколом и разделением ЦССМ на независимое течение "Вици" и подчиненный санации "Сев". "Wici" и "Siew" - это названия издававшихся ими печатных органов. Последними организовались женщины, создав кружки сельских хозяек (КСХ), вначале избегавшие связей с политическими партиями. По мере того как усиливались старания санации подчинить деятельность КСХ своим целям, женщины преодолевали неприязнь к политике и искали поддержки в Стронництве людовом.

Крестьян, и особенно сельскую молодежь, увлекали идея общественного труда и желание учиться. Путем самообразования преодолевались барьеры, возникшие из-за различия школьных систем, отделявших деревню от города. Борьба с неграмотностью, усилившаяся с первых лет независимости, приносила неплохие результаты и стирала различия между культурными зонами, образовавшимися вследствие того, что державы, разделившие Польшу в XVIII в., пренебрегали нуждами польских земель, подвергая их германизации и русификации.

Пробудившуюся активность крестьян затормозил на целое второе десятилетие независимой Польши укреплявшийся лагерь санации. Правда, он предпринимал много забот о сохранении развитых форм хозяйственного самоуправления общественных организаций и сельских учреждений. По разным каналам санация финансировала приходившие в упадок учреждения и угасавшие организации, создавая новые, особенно среди молодежи. Не удались попытки раскола людовского политического движения. За малым исключением буквально нескольких деятелей высшего партийного ранга, склонившихся на сторону санации, все людовские партии стали в оппозицию к этому режиму. Вскоре они сплотили свои силы на объединительном конгрессе трех главных лю- довских партий: ПСЛ - "Пяст", ПСЛ - "Вызволене" и Стронництва хлопского в 1931 году. Было создано единое Стронництво людове (СЛ), а его руководителем избран Витое, находившийся в эмиграции в соседней Чехословакии. Его завело туда вместе со многими руководителями демократического лагеря (осевшими главным образом во Франции) поражение Центролева, созданного в 1929 г. из парламентской коалиции для борьбы с правящей санацией. Разгром Центролева путем арестов и судебного процесса над его руководителями толкнул народные массы и социалистов на путь внепарламентской борьбы. Мы говорим здесь именно о народных массах, так как все крестьянство пе-

стр. 88


решло на позиции борьбы с санацией. Эндеки и связанные с ними крестьяне также были оппозиционно настроены в отношении санации. Это не изменило взаимной неприязни между людовским и национальным лагерями, основывавшейся на принципиальных идейно-политических и программных различиях.

СЛ, а с ним и Союз сельской молодежи (ССМ) - "Вици" после периода пассивной оппозиции, вызванной в большей мере подавленным состоянием и истощением деревни, пораженной в 1929 - 1932 гг. глубоким экономическим кризисом, перешли к применению методов борьбы, проверенных рабочим классом, а на деревенской почве - сельскохозяйственными рабочими. В 1932 г. крестьяне начали стачечную борьбу за снижение торговых сборов и с целью демонстрации своей силы. Под руководством СЛ стачечную борьбу вел профсоюз земледельцев, удерживая массы несознательных крестьян и штрейкбрехеров от выезда в города и доставки туда сельскохозяйственных продуктов. Стачка, охватив центр страны и Малую Польшу, одержала победу. Это вызвало острые контрмеры со стороны правительства. Прокатилась волна арестов, особенно широкая в Малой Польше. Около 700 крестьянских активистов были брошены там в тюрьму, ко многим применены административные санкции. В свою очередь, это породило целую волну столкновений крестьян с полицией и войсками. Имелись убитые и раненые, чаще всего те, кто вступал в борьбу с голыми руками или вооруженный лишь палкой и косой. Правительство применило против крестьян беспощадные способы подавления волнений. Во многих повятах Малой Польши оно усмиряло целые деревни. Именно тогда двухтысячная толпа крестьян, направлявшихся к староству в Ланцуте, была разогнана кавалерийским эскадроном. Все выступления и столкновения происходили по оси крестьяне- правительство, а конфликты крестьян с помещичьими усадьбами отошли на второй план. Это не означало, что крестьяне отказались от требования земельной реформы, дважды утвержденной сеймом (в 1919 и в 1925 гг.) и осуществляемой черепашьими темпами, причем земля доставалась крестьянам за плату. В 1935 г. конгресс СЛ потребовал парцелляции фольварков без компенсации.

Продвигался вперед процесс радикализации крестьян, и не только в рамках организованного движения. СЛ насчитывала в 1932 г. 120 тыс. членов, объединенных в 6 тыс. кружков. Это был актив, организующий стачки и многочисленные массовые митинги и манифестации. Участие крестьян в такого рода демонстрациях свидетельствовало о значительно более широком масштабе влияния этой партии и более многочисленном круге людей, тесно связанных с ее деятельностью, чем это следует из данных о количестве выданных членских билетов и собранных взносов, ибо партия часто являлась форумом для выражения мнений более широких крестьянских масс. В 1935 г. по предложению малопольских активистов СЛ объявила бойкот выборов в сейм в знак протеста против антидемократической конституции и положения о выборах, не допускавшего никакой оппозиции в парламенте. Вместе с людовцами выборы бойкотировала вся оппозиция, и 63% имевших право голоса не голосовало. Это пробуждало надежды на свержение режима санации путем государственного переворота. Вопрос этот рассматривало руководство СЛ, а пока велась борьба за демократическое изменение конституции и положения о выборах и проведение новых выборов в парламент и в органы самоуправления. Требования о восстановлении демократических свобод крестьяне предъявили преемнику Пилсудского Э. Рыдз-Смиглы в июне 1936 г. на митинге, созванном в Новосельце, в Пшеворском повяте, когда Рыдз-Смиглы надеялся склонить людовцев на свою сторону. Крестьяне продемонстрировали тогда силу организованного людовского движения, представленного в манифестационном

стр. 89


походе примерно 150 тыс. человек. Провозглашенные на митинге лозунги и транспаранты призывали к изменению принципов деятельности правительства и пытались склонить его к уступкам. Но не оправдали надежд ни дискуссии с правительством, ни полемика, которая велась ранее в парламенте. В сознании крестьян созревала все более сильная жажда активной деятельности в своих и государственных интересах. Ежегодную церемонию людовского праздника, организуемого в середине августа с окончанием уборочных работ, назвали празднованием дня "Крестьянского действия". Нарастало брожение среди крестьян, особенно в Малой Польше, смягченное в Центральной Польше; в западных районах страны публичных выступлений не организовывали, несмотря на то, что оппозиция санации и там была повсеместной. Эта борьба крестьян, домогавшихся изменения конституции, положения о выборах, права на самоуправление и надлежащего участия в решении вопросов, касающихся Польши и нации, повлекла за собой новые многочисленные жертвы, аресты, штрафы, различного рода преследования. Широкий масштаб приобрела акция по усмирению целых деревень, охватившая Малую Польшу и юго-восточные районы Люблинщины. По приказу властей распускались организации СЛ и ССМ-"Вици". В них выискивались "скрытые" коммунисты. То был период, когда людовское движение устанавливало все более тесные отношения с социалистическим и коммунистическим движением. Предпринимались определенные шаги с целью создания Народного фронта, чтобы продемонстрировать волю к борьбе с санационным режимом и правонационалистическими реакционными силами в стране. Создавались совместные комитеты с участием коммунистов, социалистов и людовцев, редактировавшие периодические издания единого фронта, центральный "Dziennik popularny" и несколько региональных (например, в Лодзинском и Радомско-Ченстоховском округах). Реальные основы для деятельности в рамках единого фронта создало движение молодежи, подписавшей в марте 1936 г. в Пшеворске на Жешовщине Декларацию прав молодого поколения Польши. Подписи под нею поставили 13 человек, уполномоченных социалистической, коммунистической и людовской организаций, в том числе 5 членов ССМ - "Вици".

В середине августа 1937 г. массы крестьян Польши, за исключением восточных окраин, Поморья и Силезии, применили стачку политического характера, чтобы склонить правительство к отказу от принятого им курса на фашизацию страны. Арестам подверглось снова около 5 тыс. человек в Малой Польше. Несмотря на это, конгресс СЛ в 1938 г. решил начать повторную забастовку за демократизацию жизни, освобождение арестованных и изменение политики правительства. Международные события, и особенно гитлеровская угроза Польше, отвлекли внимание от внутренних проблем и организации этой забастовки, хотя значительная часть членов СЛ подготовила деревню к этой акции. Вызывавший в руководстве СЛ разногласия вопрос о стачке отложили, учитывая, что ситуация для нее стала неподходящей.

СЛ в то время, по подсчетам полиции, насчитывало 153 301 член в 4771 кружке. По сравнению с 1933 г. это означало значительный рост числа членов при сокращении количества организаций. Это было, вероятно, результатом "усмирений" и арестов, вследствие которых людовские организации распускались, а может быть, и результатом определенного тактического маневра внутри самого СЛ. Растущее число членов СЛ свидетельствует о росте авторитета и популярности людовского политического движения среди крестьян, еще не организованных или участвовавших только в общественно- экономических организациях, самоуправлении и в просветительном движении и высвобождавшихся от патронатской "опеки" санации. Это подтвердили последние перед нача-

стр. 90


лом второй мировой войны выборы в органы самоуправления. Людовцы получили тогда от 50 до 80% мест гласных. Подобным же образом обстояло дело в движении сельской молодежи. Радикализм ССМ - "Вици" привлекал молодежь, входившую в санационный ССМ - "Сев". Это подтверждают дискуссии на съездах и решения, принимаемые местными организациями, требовавшими объединения с ССМ - "Вици". Центральное руководство организации "Сев" сдерживало шедшее снизу объединительное движение, хотя и в его составе были сторонники объединения расколотой в 1928 г. единой организации сельской молодежи. Объединение большой части организации "Сев" с ССМ - "Вици" произошло в совершенно иной ситуации, которая возникла в связи с началом второй мировой войны, в условиях мобилизации сил для борьбы с гитлеровской оккупацией.

Отдавая себе отчет в угрожавшей Польше опасности, людовцы в январе 1939 г., несмотря на плохие отношения с правительственным лагерем, предложили ему создать правительство национального доверия, опирающееся на коалицию всех политических партий. Так же поступили ППС и СП (партия труда - Стронництво працы). Правительство отвергло это предложение, а людовцев упрекнуло даже в государственной измене за солидарность с Чехословакией против нападения Гитлера. Подобно руководству СЛ вели себя и крестьяне, как организованные, так и неорганизованные. Неприязнь к правительству и отсутствие доверия к нему не заслоняли им национальное дело Польши. Самоотверженно ответили они на обращение правительства, увеличивая фонд национальной обороны и принимая участие в подписке на внутренний заем противовоздушной обороны. Они не склонились и перед лицом подавляющей силы гитлеровских войск, активно поддерживали польскую армию в сентябре 1939 г. и без колебаний начали гражданскую борьбу с оккупантами. Они не ждали приказов политических партий, организовывавших общий фронт подпольной борьбы всего народа, и действовали без приказов, стихийно.

Это вызвало много сложностей в подпольном движении, когда потребовалось ввести его в организованные рамки. Возглавило подпольное движение руководство, состоявшее из представителей четырех политических партий, оппозиционных к санации, включая СЛ и СН (Стронництво народове - Национальная партия). Крестьянским движением руководили СЛ и СН, заключившие соглашение об обороне Польши. Третью силу, также сплачивавшую крестьян, представляла Армия Крайова, связанная с находившимся в эмиграции политическим руководством. Такое положение не обеспечивало правильной организации вооруженных сил. Крестьяне находились первоначально в составе трех, а позднее четырех военных формирований. СЛ создало свою армию - "Батальоны хлопске" (Крестьянские батальоны), насчитывавшую 150 тыс. человек. Численность боевых отрядов СН нам неизвестна. Много крестьян было в Армии Крайовой, а также в Гвардии Людовой и в Армии Людовой, когда коммунисты создали собственные вооруженные силы.

Польские крестьяне в своей массе, независимо от принадлежности к политическому лагерю, а также те, кто не был связан ни с одной политической партией, являлись в годы второй мировой войны активной силой антифашистского фронта. Они отличались своим национальным самосознанием и патриотизмом. Сложнее обстояло дело с классовым сознанием крестьян. В целом их характеризовало согласие в вопросе о создании государства социальной справедливости, опирающегося на демократические принципы равенства гражданских прав. Осуществление этих принципов связывалось с народной Польшей. В людовских рядах "Польша без помещиков и капиталистов" повсеместно одобря-

стр. 91


лась. Лагерь же националистов хотел положить в основу послевоенной Польши принцип социального солидаризма и сохранить буржуазно-помещичьи классы, передав в их руки власть с участием в ней представителей крестьянских партий. В программах обоих лагерей обходился молчанием вопрос о поднятии жизненного уровня наиболее экономически обделенного слоя крестьянства - сельскохозяйственных рабочих. Лишь радикальное течение людовского движения уделяло некоторое внимание изменению положения этого слоя.

СЛ, действовавшее в годы войны под названием "РОХ" (Радикальный обуз хлопский - Радикальный крестьянский лагерь), объединяло наряду с широким умеренным течением узкое радикальное течение. Отсутствие места, необходимого для рассмотрения здесь процесса эволюции СЛ, склоняет нас лишь к констатации того факта, что в годы подпольной борьбы быстро шел процесс радикализации масс людовцев, часто сдерживаемый руководством движения. Связанное четырехсторонним соглашением и директивами делегатуры эмиграционного правительства, руководство СЛ не всегда могло примирить умеренный курс своей политики с растущим радикализмом крестьян, особенно среди молодежи. Этот людовский радикализм имел сложный характер, объединяя широкий круг приверженцев аграризма с более узким течением сторонников социализма. Но всех их объединяло стремление к созданию народной Польши, опирающейся на широкие демократические принципы и признание рабочего класса союзником крестьянства. Победил курс на ликвидацию капиталистического строя, в основе которого лежали, в частности, крупная земельная собственность и класс помещиков.

Земельная реформа, которой не смогли добиться крестьяне в течение всего межвоенного 20-летия, стала первым и неотложным условием структурных перемен в ходе строительства народной Польши. Ее осуществление на бескомпенсационных условиях гарантировал Июльский манифест, обнародованный в 1944 г. в Хелме Польским комитетом на-

Таблица 3

Изменения в структуре населения Польши в 1931 - 1950 годах7

Группы

Данные переписей (в %)

1931

1950

Помещики

0,2

 

Сельскохозяйственные рабочие в частных хозяйствах

11,9

1,9

Крестьяне-единоличники

67,6

66,3

В том числе:

 

 

имеющие до 2 га

14,4

7,6

2- 5 га

26,5

20,4

5 - 10 га

18,9

26,8

10 - 14 га

4,8

7,5

свыше 14 га

3,0

4,0

Крестьяне - члены производственных кооперативов

-

1,5

Сельскохозяйственные рабочие, занятые в социалистическом секторе (госхозы)

-

3,4

Прочие (неземледельческое население, техническая интеллигенция, крестьяне на "дожитии")

20,3

26,9


7 "Wies w liczbach w Polsce kapitalisticznej i w Polsce Ludowej". Warszawa. 1952, str. 15, tab. 6.

стр. 92


ционального освобождения. В его состав наряду с коммунистами входили представители радикального крыла людовского движения, члены группы "Воля люду", возникшей в 1942 г. и тесно сотрудничавшей с Польской рабочей партией (ППР). Это были представители части крестьян, сторонники союза с рабочим классом в установлении народной власти. За ними шли активные крестьянские силы, вовлеченные в проведение земельной реформы и освоение возвращенных Польше западных земель и интеграцию их с родиной.

В результате земельной реформы 1944 - 1948 гг. возникло 747 400 новых хозяйств, 233 900 хозяйств расширили свои наделы, получив в общей сложности 5 994 800 гектаров. Больше всего (30,5%) было наделено малоземельных хозяев (размер владения от 2 до 5 га), которые получили 19,6% этой площади; фольварочная служба, охваченная реформой, составляла 25,6% общего числа наделенных землей и получила 47,3% указанной площади. Возникла новая аграрная и социальная структура крестьянства, впервые в истории деревни без класса крупных землевладельцев. В 1950 г. крестьяне составляли 66,3% населения, принимая участие в строительстве народной Польши.

Orphus

© libmonster.pl

Permanent link to this publication:

http://libmonster.pl/m/articles/view/КРЕСТЬЯНЕ-ИХ-МЕСТО-В-КЛАССОВОЙ-И-НАЦИОНАЛЬНОЙ-СТРУКТУРЕ-ПОЛЬШИ-XIX-XX-ВЕКОВ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Poland OnlineContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: http://libmonster.pl/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Г. БРОДОВСКАЯ, КРЕСТЬЯНЕ, ИХ МЕСТО В КЛАССОВОЙ И НАЦИОНАЛЬНОЙ СТРУКТУРЕ ПОЛЬШИ XIX-XX ВЕКОВ // Warsaw: Polish Libmonster (LIBMONSTER.PL). Updated: 14.12.2017. URL: http://libmonster.pl/m/articles/view/КРЕСТЬЯНЕ-ИХ-МЕСТО-В-КЛАССОВОЙ-И-НАЦИОНАЛЬНОЙ-СТРУКТУРЕ-ПОЛЬШИ-XIX-XX-ВЕКОВ (date of access: 21.07.2018).

Publication author(s) - Г. БРОДОВСКАЯ:

Г. БРОДОВСКАЯ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Publisher
Poland Online
Warszawa, Poland
886 views rating
14.12.2017 (219 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Keywords
Related Articles
The collapse of the crypto currency is determined by the fact that with the increase in the number of coins produced, the price of their production is catastrophically increasing
Catalog: Economics 
Рецензии. К. СЬЛЯСКИЙ. ТЫСЯЧЕЛЕТИЕ ПОЛЬСКО-СКАНДИНАВСКИХ КУЛЬТУРНЫХ СВЯЗЕЙ
Catalog: Cultural studies 
163 days ago · From Poland Online
ПОЛЬСКИЙ ВКЛАД В ПОБЕДУ НАД ФАШИЗМОМ
Catalog: History 
219 days ago · From Poland Online
Гипотеза показывает: Как ядра атомов закручивают гравитоны. Как гравитация атомов, суммируясь, рождает гравитацию тел. Как ядро атома, вращаясь с огромной скоростью, осуществляет сильное взаимодействие. Как, вращающийся вокруг ядра электрон, не излучает электромагнитную волну. Как атомы соединяются в молекулы. Как в ядрах атомов протоны и нейтроны с колоссальной быстротой превращаются друг в друга. Как разность гравитационных потенциалов рождает привилегированную систему отсчёта. Как абстрактное инерционное движение превращается в выдумку мыслителей. Как электрон и позитрон превращается друг в друга. Как "приморозка" свободных электронов к атомам является причиной сверхпроводимости. Как формулы Кулона и Ньютона о взаимодействии зарядов и о взаимодействии гравитирующих тел имеют одинаковую математическую форму.
Catalog: Physics 
WIDERSZAL, LUDWIK. SPRAWY KAUKASKIE W POLITYCE EUROPEJSKIEJ W LATACH 1831-1864
Catalog: History 
223 days ago · From Poland Online
Н. ПОДОРОЖНЫЙ. РАЗГРОМ ПОЛЬСКИХ ИНТЕРВЕНТОВ В МОСКОВСКОМ ГОСУДАРСТВЕ В НАЧАЛЕ XVII ВЕКА
Catalog: History 
223 days ago · From Poland Online
НОВАЯ СТРАНИЦА ИЗ ИСТОРИИ ПОЛЬСКОЙ ИНТЕРВЕНЦИИ В МОСКОВСКОМ ГОСУДАРСТВЕ В НАЧАЛЕ XVII ВЕКА
Catalog: History 
223 days ago · From Poland Online
РЕВОЛЮЦИОННЫЙ КРИЗИС В ПОЛЬШЕ В 1923 г. И ТАКТИКА ПОЛЬСКОЙ КОМПАРТИИ
Catalog: History 
223 days ago · From Poland Online
О МАТЕРИАЛАХ ПО ИСТОРИИ ПОЛЬШИ КОНЦА ХVIII ВЕКА
Catalog: History 
223 days ago · From Poland Online
ПОЛЬСКАЯ ИСТОРИЧЕСКАЯ НАУКА НА VII МЕЖДУНАРОДНОМ КОНГРЕССЕ ИСТОРИКОВ (1933 г.)
Catalog: History 
223 days ago · From Poland Online

ONE WORLD -ONE LIBRARY
Libmonster is a free tool to store the author's heritage. Create your own collection of articles, books, files, multimedia, and share the link with your colleagues and friends. Keep your legacy in one place - on Libmonster. It is practical and convenient.

Libmonster retransmits all saved collections all over the world (open map): in the leading repositories in many countries, social networks and search engines. And remember: it's free. So it was, is and always will be.


Click here to create your own personal collection
КРЕСТЬЯНЕ, ИХ МЕСТО В КЛАССОВОЙ И НАЦИОНАЛЬНОЙ СТРУКТУРЕ ПОЛЬШИ XIX-XX ВЕКОВ
 

Support Forum · Editor-in-chief
Watch out for new publications:

About · News · Reviews · Contacts · For Advertisers · Donate to Libmonster

Polish Libmonster ® All rights reserved.
2016-2017, LIBMONSTER.PL is a part of Libmonster, international library network (open map)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK