Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

share the publication with friends & colleagues

В кипучей революционной деятельности Маркса и Энгельса особо важное место занимает их борьба против национального гнёта, против порабощения одного народа другим. В этой борьбе ярко проявились их последовательный демократизм и непримиримость к какому бы то ни было великодержавному шовинизму, к превознесению одного народа над всеми остальными.

Уже в своих первых литературных выступлениях Энгельс со всей силой своего гнева обрушивался на немецкий шовинизм с его зоологической ненавистью к другим нациям, с его бредовой "теорией" превосходства немецкого народа над всеми народами мира. Энгельс беспощадно бичевал эту "теорию", проникшую к тому времени во все сферы идеологической жизни Германии и отравившую сознание значительной части немецкого народа. "Всё это миросозерцание, - писал Энгельс в 1841 г., - было философски несостоятельно, ибо под его углом зрения весь мир был создан ради немцев, а сами немцы давно достигли высшей ступени развития"1 .

Этому немецкому национализму, враждебному прогрессивному развитию человечества, Маркс я Энгельс ещё до мартовской революции 1848 г. объявили беспощадную войну. "Немцы? никогда не были националистами там, где интересы нации совпадали с интересами прогресса; но они являлись националистами всякий раз, когда их национализм шёл вразрез с прогрессом"2 . В этой яркой формулировке Энгельс метко охарактеризовал реакционную сущность немецкого национализма.

Против этого человеконенавистнического шовинизма Маркс и Энгельс выдвинули глубоко демократический лозунг, сформулировав его в пламенных словах: "Не может быть свободен народ, угнетающий другие народы"3 . Это важнейшее положение марксизма проходит через все работы и выступления Маркса и Энгельса по национальному вопросу.

Горячо отстаивая право угнетённых народов на независимое национальное существование, основоположники марксизма поддерживали, однако, не всякое национальное движение, а только такие движения, которые шли по пути исторического прогресса и своей борьбой содействовали укреплению международной демократии.

Под этим углом зрения Маркс и Энгельс рассматривали и польское национальное движение, горячо поддерживая борьбу польского народа против его угнетателей. Польское национальное движение было направлено в то время против Священного союза, объединившего после Венского конгресса три реакционнейшие монархии в Европе: Россию, Пруссию и Австрию. В случае победы польский народ пробил бы большую брешь в этом оплоте всеевропейской реакции и открыл бы эру демократических революций в Европе. Это значение польского национального движения в XIX в. и определило глубокое сочувствие Маркса и Энгельса борьбе польского народа за своё освобождение.

Ещё в ноябре 1847 г., выступая на международном демократическом митинге в Лондоне, посвященном годовщине польского восстания 1830 г., Маркс и Энгельс горячо защищали свободу и независимость Польши. Маркс отстаивал взгляд, что освобождение польского народа возможно только на пути его союза с демократическими движениями передовых стран Европы. Энгельс в своей речи подверг резкой критике политику Германии по отношению к Польше. "Никто иной, как немецкие князья, - заявил он, - извлекли выгоду из раздела Польши. Никто иной, как немецкие солдаты, ещё и теперь угнетают Галицию и Познань. Поэтому для нас, немцев, в первую очередь для нас, немецких демократов, важно смыть с нашего народа это пятно"4 .

Когда в Германии грянула мартовская революция 1848 г., Маркс и Энгельс приняли активное участие в революционных битвах германского народа, находясь на посту редакторов самого передового и революционного печатного органа того времени ;- "Новой рейнской газеты". Они подняли свой голос в защиту польского народа, как и других народов, изнывав-


1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. II, стр. 70.

2 Marx - Engels; Gesamtausgabe, Erste Abteilung. Bd. 6, S. 585.

3 Ibidem, S. 361.

4 Ibidem, S. 360 - 361.

стр. 43

ших под немецким гнётом. "Несмотря на патриотический шум и завывание почти всей немецкой печати, - писал Энгельс, - "Новая рейнская газета" с первого же момента выступила в защиту поляков в Познани, итальянцев в Италии, чехов в Богемии"1 .

Когда в 1863 г. польский народ вновь поднял знамя восстания и движение охватило всю Польшу, Маркс и Энгельс горячо откликнулись на это событие.

Особенно активную деятельность развернули Маркс и Энгельс в защиту Польши в период I Интернационала. С первого же момента своего создания Интернационал, руководимый Марксом, заявил о своей солидарности с борьбой польского народа за независимость и демократию. Маркс использовал каждый случай, чтобы со всей решительностью подчеркнуть эту позицию Интернационала в польском вопросе. Члены Интернационала принимали деятельное участие в ряде митингов, посвященных освободительной борьбе польского народа. На одном из таких митингов сторонник Маркса Эккариус, отстаивая взгляды Маркса в польском вопросе, осветил глубоко реакционную роль Пруссии в расчленении Польши и закончил свою речь словами: "Гибель прусской монархии - вот то непременное условие, без которого невозможно воссоздание Германии и восстановление Польши"2 .

*

Подчёркивая роль реакционных государств в падении Польши, Маркс и Энгельс вместе с тем раскрыли и те внутренние причины и условия, которые способствовали разрушению польского государства. Они указывали на те социальные и политические отношения в стране, которые обостряли внутреннюю борьбу, порождали бесконечные междоусобицы, чем пользовались агрессоры для осуществления своих захватнических планов.

Анализируя в ряде своих работ социальные отношения в Польше, Энгельс показал, что господствовавшая в ней в течение столетий дворянская демократия, при которой каждый дворянин обладал широкими политическими полномочиями, имела своей основой крепостную эксплоатацию крестьян, их феодальное закрепощение и полное бесправие. Этот политический строй, мешавший созданию централизованного государства, соответствовал примитивным, отсталым экономическим формам жизни польского народа.

По мере экономического развития страны происходил процесс разложения дворянской демократии, процесс выделения из общей массы дворянства её аристократической верхушки - польских магнатов. Опираясь на свое экономическое могуществе, они стремились сосредоточить в своих руках всю политическую власть и повели ожесточенную борьбу против дворянской демократии. Но, ведя эту борьбу, польские магнаты отнюдь не стремились к созданию централизованного государства. Каждый магнат оставался неограниченным властелином своей вотчины, и все его помыслы были направлены лишь на то, чтобы расширить эту вотчину за счёт других магнатов. Польша продолжала оставаться политически раздробленной страной.

Решительно борясь против дворянской демократии, польские магнаты в то же время всеми силами старались увековечить её наиболее отрицательные стороны - выборность королей и так называемое liberum veto - тот принцип, в силу которого сейм мог принять какое-либо решение только в случае полного, абсолютного единогласия, что неоднократно приводило к срыву сейма.

Сохранение этих наиболее пагубных для польского государства сторон дворянской демократии вело к усилению политического влияния магнатов и к их фактическому господству в стране. Подчинив своему экономическому могуществу мелкую шляхту и поставив её в полную зависимость от себя, магнаты пользовались ею как своим послушным орудием, при помощи которого они отстаивали свои интересы в сейме и областных сеймиках. Шляхетская польская республика превратилась на деле в олигархическое государство, которым заправляла группка всесильных магнатов, враждовавших между собой, - Потоцких, Радзивиллов, Чарторыйских.

К этим коренным порокам политического строя Польши присоединялась и та вредная политика преследования других религий и угнетения других наций, которую проводили в своей стране польские магнаты. Всё это препятствовало процессу консолидации национального государства, вносило разброд и разноголосицу в политическую жизнь народа, лишало его возможности решать те большие, общенациональные задачи, которые стояли перед ним. Энгельс доказывал, что Польша, находившаяся "в состоянии полного развала... неспособная по своей конституции ни к какому общенациональному действию и обречённая тем самым стать лёгкой добычей своих соседей"3 , неизбежно должна была придти в упадок.

Иностранные государства пользовались внутренней слабостью Польши, бесконечными распрями между отдельными аристократическими фамилиями и между различными группами внутри дворянства и то и дело вмешивались во внутренние дела страны. Характеризуя положение Польши того времени, Энгельс писал: "С начала восемнадцатого столетия, по словам самих поляков, Польша держалась непорядком (Polska nierzadem stoi); иностранные войска непрестанно оккупировали всю стра-


1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. VI, стр. 242.

2 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XXV, стр. 453.

3 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XVI. Ч. 2-я, стр. 10.

стр. 44

ну или проходили через неё; она служила им постоялым двором и харчевней (karczma zajezdna, как говорили поляки), причём, однако, платить они обыкновенно забывали"1 .

Польша становилась всё менее и менее способной сопротивляться чужеземным вторжениям. У власти оказалась деморализованная внутренними распрями аристократия, и это задерживало экономический и политический рост страны, не давала ей возможности стать на путь свободного и прогрессивного развития.

"Постепенная деморализация правящей аристократии, - пишет Энгельс, - недостаток сил для развития буржуазии и постоянные войны, опустошавшие страну, сломили, наконец, силу Польши. Страна, которая упорно сохраняла нерушимым феодальный строй общества, в то время как асе её соседи прогрессировали, формировали буржуазию, развили торговлю и промышленность и создали большие города, - такая страна была обречена на гибель. Аристократы несомненно погубили Польшу и погубили её окончательно. Погубив её, они стали обвинять в этом друг друга и продали себя и свою страну иностранцам"2 .

С глубоким возмущением писал Маркс (в своих рукописях о Польше) о продажности польской аристократии и её предательстве по отношению к своему народу. "Бесстыдно наивная продажность польской аристократии", по словам Маркса, и была одной из причин упадка Польши.

Продажность верхушки польского дворянства, торговавшего своей страной, помогла реакционнейшим государствам Европы произвести первый раздел Польши, положивший начало полному расчленению и разрушению польского государства.

Это- предательство аристократия вызвало в Польше широкое национальное движение под флагом борьбы за либеральную конституцию.

"Последствием уже первого раздела Польши, - писал Энгельс в "Новой рейнской газете", - был совершенно естественный союз остальных классов, т. е. шляхты, бюргерства городов и, частью, крестьянства как против угнетателей Польши, так и против крупной аристократии родной страны. Насколько ясно поляки уже тогда понимали, что их независимость вовне неотделима от свержения аристократии и от аграрных реформ внутри страны, показывает конституция 1791 г."3 .

Как ни умеренна была эта конституция, польская аристократия усмотрела в ней прямую угрозу своим эгоистическим интересам, своим классовым привилегиям. Магнаты Браницкий, Потоцкий, Ржевуский и др. объявили войну новой конституции.

Они содействовали новой интервенции реакционных держав в Польшу и явились союзниками и сообщниками "поработителей своей страны. Польские аристократы вновь воспользовались своим излюбленным средством - прямой изменой родине в борьбе против прогрессивных сил, против демократического направления в Польше.

*

Уже в период Великой французской революция в Польше развернулась борьба демократических элементов против аристократии. Аристократическая партия яростно защищала всё гнилое, отжившее в общественном и политическом строе Польши, всё то, что вело государство к упадку, к разрушению.

Полное расчленение Польши, разрушение польского государства показало, какой огромный, непоправимый вред принесла эта партия - как её реакционная внутренняя политика, так и проникнутая авантюризмом внешняя политика - коренным интересам польского народа. Неизбежные плоды этой политики заставили впоследствии аристократическую партию изменить некоторые пункты своей программы, примкнуть к "польскому национальному движению и даже принять активное, участие в восстании 1830 года. Однако в своих основных принципах аристократическая партия осталась верна себе. Она попрежнему ориентировалась на реакционные европейские правительства, вела ожесточённую борьбу против демократии и продолжала защищать феодально-крепостническую эксплоатацию крестьянства.

Это особенно ярко проявилось в 1830 г., когда аристократия в результате победы польского восстания на время оказалась у власти. Энгельс в 1848 г. в речи, посвященной польскому вопросу, указал, что аристократия, участвуя в восстании 1830 г., стремилась только отстоять свои привилегии. "Она, - говорил Энгельс, - оставляла неприкосновенным рабство, благодаря которому крестьяне опускаются до положения скота, унизительное положение евреев. Если во время восстания аристократия была вынуждена сделать уступки народу, то она сделала их только тогда, когда было уже слишком поздно, когда восстание уже было обречено на гибель"4 .

В неустанной борьбе против аристократической партии окончательно оформилась и окрепла в Польше после разгрома восстания 1830 г. демократическая партия, программа которой строилась на основах, прямо противоположных политике аристократии. Демократическая партия" вела решительную борьбу за независимость Польши, против поработителей польского народа. Она считала своими прямыми союзниками революционную Францию и революционные элементы России и других стран, хо-


1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XVI. Ч. 2-я, стр. 10.

2 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XIII. Ч. 1-я, стр. 159.

3 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. VI, стр. 383.

4 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. V, стр. 265.

стр. 45

рошо понимая, что только демократическая Европа может дать польскому народу национальную независимость и обеспечить его свободное развитие. Польские демократы всё больше проникались убеждение, что до тех пор, пока подавляющая масса польского народа, крестьянство, остаётся под гнётом крепостной зависимости, борьба за национальное освобождение не сможет приобрести в стране широкий размах и Привести её к государственной независимости. Эта партия сделала лозунгом своей борьбы аграрную революцию и установление демократической республики.

*

Борьба двух направлений, возникши к В конце XVIII в., проходит красной литью через всю историю польского народа и в XIX в., определив ход развития его национально-освободительного движения. Она заполняет всю историю польской политической эмиграции, принявшей широкие размеры после поражения восстания 1830 года. Ещё в период восстания 1830 г., когда у власти на время стада аристократическая партия, виднейший польский историк Иоахим Лелевель, единственный представитель революционных кругов польского народа в национальном правительстве, провозгласил основные принципы польской демократии. Ярко и горячо говорил Энгельс о деятельности Лелевеля: "В самом национальном правительства нашёлся человек, который резко нападал на узость взглядов господствующего класса. Он предложил действительно революционные меры, смелость которых устрашила аристократов сейма. Призывая к оружию всю старую Польшу... предоставляя гражданские права евреям и крестьянам, наделяя последних землёю, восстановляя Польшу на основах демократии и равенства, он хотел превратить национальную борьбу в борьбу за свободу"1 .

Хотя демократическая программа Лелевеля и не нашла отклика в тогдашнем польском национальном правительстве, всё же она сыграла важную роль в развитии польского национально-освободительного движения. Она послужила идейной платформой, на которой и произошло объединение демократических элементов. Но после поражения восстания 1830 г. польские демократы, обогащенные суровым опытом восстания, уже находясь в эмиграции, в своих политических взглядах пошли дальше Лелевеля. В 1832 г. они создали Польское демократическое общество, основной принцип которого гласил: "Польша должна искать спасения не только в вооруженном восстаний протез, чужеземного ига, но также в радикальной и демократической революции". Демократическое общество со всей решительностью выступило против партии князя Чарторыйского, против аристократов, клеймя их как виновников гибели Польши. В своём манифесте 1836 г, это общество провозгласило лозунг: "Польша независимая и Польша демократическая". Необходимыми условиями демократизации страны оно объявило аграрную революцию, радикальное устранение всех феодально-крепостнических порядков, безвозмездное наделение всех крестьян землёй.

Маркс и Энгельс уже с конца 40-х годов в своих статьях и выступлениях горячо поддерживали демократическую партию в её борьбе против аристократии. Особенно горячий отклик встретил у Маркса и Энгельса лозунг аграрной революции. "А в чём заключается, - писал Энгельс в 1848 г., - неумолимая железная необходимость нового освобождения Польши? В том, что господство аристократии в Польше, которое с 1815 г. не прекращалось, по крайней мере в Познани и в Галиции и отчасти даже в русской Польше, теперь также пережило себя и погребено, как демократия мелкого дворянства в 1772 г.; в том, что восстановление аграрной демократии стало для Польши основным вопросом не только политической, но и общественной жизни; в том, что земледелие, этот источник существования польского народа, погибнет, если крепостной или обязанный барщиной "крестьянин не сделается свободным земледельцем; в том, наконец, что аграрная революция невозможна без одновременного завоевания самостоятельного национального существования"2 .

Наибольшего развития достигла демократическая партия к моменту Краковского восстания, 1846 г., организованного Демократическим обществом. Программа демократической партии, её задачи и цели стали ясны теперь всей Европе. Вожди Краковского восстания показали на деле, что борьба за демократическую Польщу и борьба против феодально-крепостнического гнёта в стране - это две неразрывно связанные стороны одного общего, демократического, национально-освободительного движения. "Люди, которые стояли во главе краковского революционного движения, - говорил Маркс на польском митинге в Брюсселе 22 февраля 1848 г., - имели глубокое убеждение в том, что только демократическая Польша могла быть независимой и что польская демократия невозможна без упразднения феодальных прав, без аграрного движения, которое превратило бы крепостных крестьян в свободных собственников"3 .

Выясняя сущность Краковского восстания, Маркс и Энгельс в своих выступлениях подчёркивали, что оно отнюдь не имеет своей целью восстановление дворянско-аристократической Польши 1772 года. Старая Польша была чужда широким народным массам, она держалась на феодальной эксплоатации крестьянства и на уг-


1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т, V, стр. 265.

2 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. VI, стр. 397.

3 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. V, стр. 263.

стр. 46

нетении других народностей, входивших в состав Польши. Краковская революция, говорил Энгельс на митинге в Брюсселе 22 февраля 1848 г., "была ещё более враждебна по отношению к самой Польше, чем по отношению к её иностранным угнетателям, - враждебна по отношению к старой варварской, феодальной, аристократической Польше, в основе которой лежало порабощение большинства народа. Вовсе не желая восстановления этой Польши, она желала окончательно разрушить её я создать на её развалинах с помощью совершенно нового класса, с помощью большинства народа, новую, современную, цивилизованную, демократическую Польшу, достойную XIX века"1 .

Горячо поддерживая борьбу польских демократов, Маркс и Энгельс подчёркивали, что речь идёт о создании обновлённого государства на жизнеспособной основе, располагающего территорией, которая соответствовала бы потребностям и нуждам его национального развития. В частности Маркс и Энгельс указывали, что Польша должна владеть "большой прибрежной полосой на Балтийском море".

Вопрос о территории нового польского государства, о его границах Маркс и Энгельс решали не абстрактно, а с полным учётом конкретных условий международной обстановки. Они рассматривали польский вопрос в его органической связи со всей совокупностью вопросов, выдвигаемых борьбой прогрессивных сил Европы против сил реакции. Маркс и Энгельс исходили при этом из того положения, что вопросе о границах должен решаться так, чтобы в конечном счёте ослаблялись сила и влияние реакционных государств и чтобы, наоборот, возрастала сила демократических, прогрессивных государств, с развитием которых неразрывно связана судьба Польши. Границы государств должны явиться как бы пограничными столбами, отмечающими ту территорию, которая завоёвана уже демократической революцией в Европе.

В борьбе международной демократии за свободную Польшу Маркс и Энгельс начиная с 70-х годов XIX в. отводили особое место русскому революционному движению. Они постоянно подчёркивали неразрывную связь между национальным освобождением Польши и политическим раскрепощением русского народа.

В обращении к митингу, организованному в Женеве в 1880 г. по поводу пятидесятой годовщины польской революции 1830 г., Маркс и Энгельс писали: "Ныне, когда борьба эта развивается внутри самого польского народа, пусть будет она поддержана революционной пропагандой, революционной прессой, пусть она объединится со стремлениями наших русских братьев; это будет новым поводом повторить старый клич: "Да здравствует Польша!"2 . Призыв объединить свою освободительную борьбу с революционным стремлениями русских братьев, с которым Маркс обратился к полякам за два года до своей смерти, является как бы его духовным завещанием польским демократам.

*

Объединение польских демократов с русскими революционерами, которое так горячо отстаивали Маркс и Энгельс, тесное боевое содружество обоих народов в борьбе против их общего врага - царского самодержавия - имело под собой глубокую почву.

Это содружество возникло ещё на заре революционной борьбы русского народа, в первой четверти XIX в., когда в бой вступила первая, немногочисленная когорта революционеров - декабристы. Пестель и его друзья устанавливали организационные связи с представителями польского национально-освободительного движения, с тайным польским обществом, руководимым видным демократом Лукасинским. Они договаривались о совместной борьбе против русского царизма, чтобы одновременно с двух сторон ударить по врагу. Декабристы обещали полякам в случае своей победы предоставить польскому народу независимость - это необходимейшее условие для его свободного национального развития и дружбы с братским русским народом. Поляки, со своей стороны, обязались, как об этом писал декабрист Бестужев-Рюмин, поднять восстание в одно время с декабристами и оказывать им всемерное содействие в борьбе. Они обещали декабристам помощь также в установлении связей с тайными политическими обществами за рубежом. Один из основных пунктов достигнутого соглашения, как об этом сообщает видный декабрист Сергей Муравьёв-Апостол, гласил: "Общества, Русское и Польское, продолжая действовать отдельно, составляют союз между собою. Русское общество, признавая независимость Польши, требует от Польского общества содействия и пособия, когда начнёт открытые свои действия".

Польские демократы преклонялись перед героической борьбой декабристов и с чувством глубокой признательности говорили о горячей поддержке, которую встретила среди декабристов национально-освободительная борьба польского народа. "Пестель... знал, - писала газета "Demokrata Polski" в 1859 г., - что для славян и Европы нет свободы без свободной и независимой Польши, и за это умер". В декабристах видели своих подлинных друзей и широкие массы польского народа: они почтили память Муравьёва, Пестеля и других казнённых декабристов торжественной панихидой в Варшаве.

Восстание декабристов 1825 г. было задушено, подавлено неслыханными репрессиями по отношению к его участникам!


1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. V, стр. 266.

2 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XV, стр. 551.

стр. 47

Вожди восстания были казнены. Но значение этого движения для освободительной борьбы русского и польского народов велико. Искра, брошенная декабристами, не потухла, а, продолжая разгораться, превратилась, наконец, в яркое пламя. "Декабристы, - писал Ленин, - разбудили Герцена. Герцен развернул революционную агитацию"1 .

Герцен явился преемником декабристов и в той страстной борьбе, которую он вёл за свободу и независимость польского народа. В одной из своих статей 1853 г. - "Поляки прощают нас" - Герцен писал: "Муравьёв, Пестель и их друзья первые протянули руку полякам". Горячо, взволнованно писал он в той же статье о том, что польские демократы протягивают теперь руку русским революционерам. И он восклицает: "Рука эта - в то же время рука Муравьёва и Пестеля"2 .

Сознавая необходимость объединения русского революционного движения с национально-освободительной борьбой поляков, Герцен в 1852 г. установил тесную связь с виднейшими представителями польской демократической партии - Ворцелем и его друзьями. При их непосредственном участии он создал в Лондоне первую "трибуну для вольного русского слова - русскую свободную типографию". Герцен ярко изобразил то впечатление, которое произвело на Ворцеля появление первого русского нелегального издания: "Он сжал мне обе руки и повторил: "Да, мы должны идти вместе, у нас одна цель и те же враги!"3 .

Пламенный защитник неразрывного союза между русским революционным движением и национально-освободительной борьбой поляков, Герцен подчёркивал, что речь идёт о союзе с Польшей демократической, - он осмеивал польских аристократов, мечтавших восстановить старую, олигархическую Польшу. "Поляки более и более сближаются с русскими, - писал он в 1853 г. - Мы говорим о Польше демократической, народной, современной"4 .

Братский союз между русским и польским народами, рождённый в общей борьбе против русского царизма, должен был, по мысли Герцена, привести после победы над царизмом к тесному союзу между двумя свободными, независимыми государствами. Эту мысль Герцен развивал в 1859 г. в серии статей "Россия и Польша". Он здесь вновь отстаивал тот принцип, что "Польша, как Италия, как Венгрия, имеет неотъемлемое, полное право на государственное существование, независимое от России"5 . Добившись независимости, Польша должна будет сама свободно решить вопрос о своих взаимоотношениях с раскрепощённой Россией. И Герцен питал надежду, что Польша добровольно вступит в государственный союз с освобождённой Россией. Ко речь может идти при этом, писал Герцен, только "о вольном союзе равных"6 .

Принцип неотъемлемого права народов на независимое государственное существование Герцен проводил со всей последовательностью. Он критиковал тех польских националистов, которые, признавая это право за своим народом, отрицали его за другими народами, в частности за украинцами. Не для того, говорил он, должна быть освобождена Украина от гнёта русского царизма, чтобы подпасть под другое, не менее тяжкое иго польских панов. Он доказывал, что вопрос о формах государственного существования Украины должен решаться самими украинцами: "Развяжемте им руки, развяжемте им язык, пусть речь их будет совершенно свободна, и тогда пусть они скажут своё слово"7 . Герцен был уверен в том, что если Россия станет свободной, то ставшая также свободной Украина не пожелает отделиться от неё.

В 1863 г., когда Польша восстала против русского царизма. Герцен вновь поднялся на борьбу в защиту Польши. Герцен, Огарёв и их друзья как подлинные представители русской революционной демократии заключили союз с центральным народным комитетом, возглавлявшим восстание. В статьях этого периода Герцен бичевал царское правительство, которое с большой жестокостью подавляло польское восстание, и обращался к русским солдатам и офицерам с призывом проявить братские чувства к восставшим полякам. Под его влиянием группа революционно настроенных русских офицеров сражалась на стороне поляков против военных сил царизма.

Герцен клеймил позорную, реакционную роль Пруссии, помогавшей царской власти расправиться с польскими повстанцами. Гневно звучит его обращение к Пруссии: "На твоём юнкерском лбе нет помазания, ты останешься военной семинарией рода человеческого"8 . Он клеймил Германию, как исконного врага славянских народов: "Германия примет искреннее участие своей радостью, что славяне, во всяком случае, будут бить славян!"9 .

В страстной защите героической борьбы польского народа в 1863 г. Герцен проявил исключительное мужество и непреклонную волю. "Когда вся орава русских либералов, - писал Ленин, - отхлынула от Герцена за защиту Польши, когда всё "образованное общество" отвернулось от "Колокола", Герцен не смутился. Он продолжал отстаивать свободу Польши и бичевать усмирителей, палачей, вешателей Александра II. Герцен спас честь русской демократии"10 .

Величайший русский революционный демократ Чернышевский, подобно Герцену, вёл последовательную борьбу против по-


1 Ленин. Соч. Т. XV, стр. 468.

2 Герцен А. Соч. Т. VII, стр. 258, 259.

3 Герцен А. Былое и думы. Т. V, стр. 675. 1921.

4 Герцен А. Соч. Т. VII, стр. 258.

5 Герцен А. Соч. Т. IX, стр. 463.

6 Герцен А. Соч. Т. X, стр. 239.

7 Герцен А. Соч. Т. IX, стр. 466.

8 Герцен А. Соч. Т. XVI, стр. 110.

9 Там же, стр. 27.

10 Ленин Соч. Т. XV, стр. 467.

стр. 48

литики угнетения других народов, проводившейся русским царизмом и другими реакционными правительствами, Европы. Неотъемлемое право народов на национальную независимость - таков тот принцип, который проходит через все высказывания Чернышевского по национальному вопросу. "Удерживать в своей зависимости, - писал он, - чужое племя, которое негодует на иноземное владычество, не давать независимости народу только потому, что это кажется полезным для военного могущества и политического влияния на другие страны, - это гнусно"1 . Те же взгляды Чернышевский отстаивал и по отношению к Польше, он являлся сторонником её независимости.

Но в отличие от Герцена Чернышевский, писавший в условиях свирепой царской цензуры, не мог открыто и прямо выражать своё отношение к борьбе польского народа за независимость, к конкретным событиям этой борьбы. Он вынужден был облекать свои мысли в иносказательную форму - в форму аллегорий, намёков, смысл которых внимательному читателю всё же нетрудно было разгадать. Чернышевский широко пользовался также и языком художественных образов. Так, в его романе "Пролог" в образе одного из героев романа - Соколовского - выведен видный польский революционер, активный участник польского восстания 1863 г. - Сигизмунд Сераковский. В романе ясно выступает горячая симпатия Чернышевского к польским борцам за свободу. Устами Волгина, главного героя романа. Чернышевский называет Соколовского "настоящим человеком", бесконечно преданным своим убеждениям и готовым принести, любые жертвы во имя торжества своего дела. С другой стороны, страстная ненависть Чернышевского к угнетателям Польши нашла выражение в отталкивающем образе графа Чаплина, в котором Чернышевский вывел Муравьёва-вешателя, палача польского восстания 1863 года.

В своих статьях Чернышевский резко критиковал присяжных хулителей польского народа, которые прикрывали свою вражду к освободительной борьбе поляков мнимо-либеральными, демагогическими фразами, смешивая польский народ с польской аристократией. Особенное возмущение вызывала у Чернышевского система натравливания одного славянского народа на другой, которой пользовалось реакционное австрийское правительство. В статье "Национальная бестактность" он писал, что такая политика проводится "людьми, для которых выгодно раздувать в каждой части Австрийской империи вражду народностей, чтобы держать каждую народность в угнетении силою другой народности"2 .

Вместе с тем Чернышевский бичевал тех славян, - которые покорно переносили национальный гнёт, выказывая "свою способность упорствовать в роли, унизительной и вредной для них, и свою неспособность действовать сообразно достоинству и интересу своему"3 . С гневом говорил Чернышевский о позорной роли в период революции 1848 - 1849 гг. той части австрийских славян, которая была использована реакционными правительствами как орудие для борьбы против прогрессивных, революционных сил. Этим, говорил Чернышевский, она только увековечила своё собственное рабство. Польский народ, который вёл неустанную борьбу против сил реакции, вызывал у Чернышевского чувство искренней симпатии. Ленин с большой похвалой отметил "позицию всероссийского демократа-революционера Чернышевского, который тоже (подобно Марксу) умел оценить значение польского движения"4 .

Борьба за свободу польского народа, которую вели Герцен, Чернышевский и другие выдающиеся русские демократы, стала славной традицией русского революционного движения, переходившей от одного поколения революционеров к другому. Примеру Герцена и Чернышевского следовали русские революционеры-демократы 60 - 70-х годов, отстаивавшие в своей печатной и устной пропаганде право Польши на независимость.

В эти годы русские и польские революционеры шли рука об руку в борьбе против царизма. Русские и польские революционные организации всё чаще вступали в соглашение друг с другом для совместной работы и борьбы. Так, в 1880 г. польская группа социалистов "Rownosc" ("Равенство") заключила соглашение с группой русских революционеров в Женеве, во главе которой стоял Плеханов. Между обеими группами установилась тесная связь во всей их практической революционной деятельности. Плеханов, Засулич и их друзья, выступая на митингах, посвященных борьбе польского народа, требовали его освобождения от национального гнёта.

Когда Плеханов и его сторонники перешли от народничества к марксизму и организовали группу "Освобождение труда", их борьба за независимость и свободу Польши приобрела ещё большую глубину и последовательность. Борясь против политики национального угнетения, против порабощения польского и других народов, Плеханов выступал не только как продолжатель славных традиций русской демократии, но и как поборник нового, революционного мировоззрения пролетариата - марксизма. Возможность освобождения польского народа Плеханов ставил уже теперь в прямую и неразрывную связь с перспективами борьбы и победы русского революционного пролетариата. Лозунг освобождения Польши стал одним из боевых лозунгов поднимавшегося на борьбу рабочего класса России.


1 Чернышевский Н. Соч. Т. V, стр. 48. 1906.

2 Чернышевский Н. Соч. Т. VIII стр. 282.

3 Там же, стр. 475.

4 Ленин. Соч. Т. XVII, стр. 457.

стр. 49

Плеханов в своих выступлениях отметил глубокую связь между национально-освободительной борьбой польского народа и революционной борьбой пролетариата. Если буржуазия, говорил Плеханов в своей речи на митинге, посвященном столетию польского восстания 1794 г., отказывается теперь признать "права человека, гражданина и народа", которые она провозгласила в период своей революционной юности, то "пролетариат встаёт на защиту всех угнетённых... Долг европейской революции Польше будет уплачен рабочим классом или же не будет уплачен совсем. Вот почему я, как социалист, счёл своей обязанностью почтить память великого поляка Костюшко"1 .

Плеханов говорил в этой речи, что существуют два вида любви к своей стране, два способа отстаивать её честь: "Один способ - это способ каннибала, думающего, что величие и слава его племени - находятся в прямом соотношении к числу соседей, которые будут уничтожены или порабощены". Второй способ, второй вид любви к родине - это та любовь, которой любят родину настоящие патриоты, считающие угнетение других народов позором для своей страны и стремящиеся всеми силами освободить её от этого позора. Подлинные русские патриоты "убеждены, что, борясь "за освобождение Польши, они защищают дело русской свободы". В своих выступлениях о Польше Плеханов отстаивал ту же линию, какую проводили в этом вопросе на протяжении всей своей деятельности Маркс и Энгельс.

*

В последующую эпоху, в эпоху империализма, национальный вопрос приобрёл ещё большую остроту и новый, специфический характер. Уже с самого начала империалистической эпохи проявилась одна из наиболее характерных её черт - усиление национального и колониального гнёта, а вместе с этим и рост национально-освободительных движений. Исторический опыт национальных движений этой эпохи получил блестящее марксистское обобщение в гениальных трудах Ленина и Сталина. Ленинско-сталинское учение по национальному и колониальному вопросу определило пути и методы разрешения национального вопроса в ходе Великой Октябрьской социалистической революции, а также после её победы. Эта революция, воплотив в жизнь большевистский лозунг права наций на самоопределение я на самостоятельное государственное существование, открыла перед народами России зарю новой жизни.

С польского народа, как и с других народов бывшей царской России, спали вековые путь, которые не давали ему возможности свободно строить свою государственную жизнь. Ближайшим соседом новой Польши была теперь не старая, царская Россия, а советское государство, могущественный союзник всех свободолюбивых народов. Но реакционные круги Польши, которым в польском государстве удалось стать у кормила правления, поведи и ущерб интересам польского народа ожесточенную борьбу против молодой Советской республики. Следуя традициям авантюристической политики агрессивных польских магнатов, они посягали на территорию других народов, ставших членами свободного союза освобождённых наций, и лелеяли реакционную мечту - восстановить Польшу 1772 года. Во имя этих захватнических планов они провоцировали войну между польским и советским народами. "Польские помещики и капиталисты, - говорил Ленин в 1920 г., - бурлят, бросают угрозы, что они хотят себе территории 1772 г., что они желают себе подчинить Украину"2 .

Но и перед лицом надвигавшейся войны Ленин заявлял, что русскому народу дороги национальная свобода Польши, что он остаётся верен своей национальной политике, которая от начала до конца строится на принципе свободы народов. "И мы говорим товарищам в Польше, - заявлял Ленин, - что мы её свободу бережём, как свободу всякого другого народа, что русский рабочий и крестьянин, испытавший гнет царизма, хорошо знает, чем был этот гнёт. Мы знаем, что величайшим преступлением было то, что Польша была разделена между немецким, австрийским и русским капиталом, что этот раздел осудил польский народ на долгие годы угнетения, когда пользование родным языком считалось преступлением, когда весь польский народ воспитывался на одной мысли - освободиться от этого тройного гнёта"3 .

Наперекор всем провокационным проискам польских реакционных кругов советский народ оставался и остаётся верен своему принципу равенства и свободы наций и неизменно следует ему в своих взаимоотношениях с Польшей. Советский Союз, последовательно отстаивая дело мира, неоднократно предлагал польскому правительству объединиться для совместной борьбы против фашистской агрессии, угрожавшей обоим народам. Но правящие круги Польши, находясь в фарватере профашистских политиков, отвергали предложения советского правительства, Оки не хотели видеть угрозу, всё более нависавшую над Польшей, и не предотвратили фашистского нашествия, которое обрушилось на страну, уничтожило её государственную независимость и поработило польский народ.

Дружеские, братские чувства народов Советского Союза к польскому народу особенно ярко проявились в наши дни, в условиях великой войны свободолюбивых государств против германского фашизма. Судьба польского народа, вновь лишившегося


1 "Литературное наследие Г. В. Плеханова". Сб. I, стр. 194. 1934.

2 Ленин. Соч. Т. XXV, стр. 58.

3 Там же.

стр. 50

своей национальной независимости, истерзанного гитлеровской Германией, близка сердцу советского человека. Советский народ, на долю которою выпала основная тяжесть жесточайшей войны, видит в польском народе, борющемся за свою национальную свободу, союзника и соратника в освободительной войне против немецко-фашистских захватчиков. Он всеми силами стремится поддержать поляков в их борьбе за своё национальное существование, за своё освобождение от гитлеровского ига.

Товарищ Сталин неоднократно указывал, что победа над германским фашизмом должна привести к созданию сильной и независимой Польши. В своём приветственном обращении к съезду Союза польских патриотов в СССР товарищ Сталин писал: "Можете быть уверенными в том, что Советский Союз сделает всё возможное, чтобы ускорить разгром нашего общего врага - гитлеровской Германии, укрепить польско-советскую дружбу и всемерно содействовать воссозданию сильной и независимой Польши".

Совместная борьба советского и польского народов за окончательный разгром гитлеровской Германии и за прочный мир в Европе со всей убедительностью показывает, как необходим союз между советским и польским народами как во время войны, так и после неё. Говоря о взаимоотношениях между СССР и Польшей после войны, товарищ Сталин подчёркивал, что они должны строиться "на основе прочных добрососедских отношений и взаимного уважения, или, если этого пожелает польский народ, - на основе союза по взаимной помощи против немцев, как главных врагов Советского Союза и Польши"1 .

Уже сейчас, в период войны, советский народ, его Красная Армия оказывают величайшую помощь польскому народу, его патриотам, сражающимся рука об руку с нашей армией против гитлеровской Германии. Воодушевлённая призывом вождя, следуя его приказу, Красная Армия освобождает один польский город за другим, и уже близок день, когда она вызволит весь братский польский народ из немецкой неволи.


1 И. Сталин. О Великой отечественной войне Советского Союза, стр. 96. 1943.

Orphus

© libmonster.pl

Permanent link to this publication:

http://libmonster.pl/m/articles/view/ОСНОВОПОЛОЖНИКИ-МАРКСИЗМА-И-РУССКИЕ-РЕВОЛЮЦИОННЫЕ-ДЕМОКРАТЫ-О-ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ-ПОЛЬШЕ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Poland OnlineContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: http://libmonster.pl/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Е. КАНДЕЛЬ, И. ПРЕЙС, ОСНОВОПОЛОЖНИКИ МАРКСИЗМА И РУССКИЕ РЕВОЛЮЦИОННЫЕ ДЕМОКРАТЫ О ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ ПОЛЬШЕ // Warsaw: Polish Libmonster (LIBMONSTER.PL). Updated: 10.12.2017. URL: http://libmonster.pl/m/articles/view/ОСНОВОПОЛОЖНИКИ-МАРКСИЗМА-И-РУССКИЕ-РЕВОЛЮЦИОННЫЕ-ДЕМОКРАТЫ-О-ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ-ПОЛЬШЕ (date of access: 21.07.2018).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Е. КАНДЕЛЬ, И. ПРЕЙС:

Е. КАНДЕЛЬ, И. ПРЕЙС → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Publisher
Poland Online
Warszawa, Poland
95 views rating
10.12.2017 (223 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Keywords
Related Articles
The collapse of the crypto currency is determined by the fact that with the increase in the number of coins produced, the price of their production is catastrophically increasing
Catalog: Economics 
Рецензии. К. СЬЛЯСКИЙ. ТЫСЯЧЕЛЕТИЕ ПОЛЬСКО-СКАНДИНАВСКИХ КУЛЬТУРНЫХ СВЯЗЕЙ
Catalog: Cultural studies 
163 days ago · From Poland Online
ПОЛЬСКИЙ ВКЛАД В ПОБЕДУ НАД ФАШИЗМОМ
Catalog: History 
219 days ago · From Poland Online
КРЕСТЬЯНЕ, ИХ МЕСТО В КЛАССОВОЙ И НАЦИОНАЛЬНОЙ СТРУКТУРЕ ПОЛЬШИ XIX-XX ВЕКОВ
Catalog: History 
219 days ago · From Poland Online
Гипотеза показывает: Как ядра атомов закручивают гравитоны. Как гравитация атомов, суммируясь, рождает гравитацию тел. Как ядро атома, вращаясь с огромной скоростью, осуществляет сильное взаимодействие. Как, вращающийся вокруг ядра электрон, не излучает электромагнитную волну. Как атомы соединяются в молекулы. Как в ядрах атомов протоны и нейтроны с колоссальной быстротой превращаются друг в друга. Как разность гравитационных потенциалов рождает привилегированную систему отсчёта. Как абстрактное инерционное движение превращается в выдумку мыслителей. Как электрон и позитрон превращается друг в друга. Как "приморозка" свободных электронов к атомам является причиной сверхпроводимости. Как формулы Кулона и Ньютона о взаимодействии зарядов и о взаимодействии гравитирующих тел имеют одинаковую математическую форму.
Catalog: Physics 
WIDERSZAL, LUDWIK. SPRAWY KAUKASKIE W POLITYCE EUROPEJSKIEJ W LATACH 1831-1864
Catalog: History 
223 days ago · From Poland Online
Н. ПОДОРОЖНЫЙ. РАЗГРОМ ПОЛЬСКИХ ИНТЕРВЕНТОВ В МОСКОВСКОМ ГОСУДАРСТВЕ В НАЧАЛЕ XVII ВЕКА
Catalog: History 
223 days ago · From Poland Online
НОВАЯ СТРАНИЦА ИЗ ИСТОРИИ ПОЛЬСКОЙ ИНТЕРВЕНЦИИ В МОСКОВСКОМ ГОСУДАРСТВЕ В НАЧАЛЕ XVII ВЕКА
Catalog: History 
223 days ago · From Poland Online
РЕВОЛЮЦИОННЫЙ КРИЗИС В ПОЛЬШЕ В 1923 г. И ТАКТИКА ПОЛЬСКОЙ КОМПАРТИИ
Catalog: History 
223 days ago · From Poland Online
О МАТЕРИАЛАХ ПО ИСТОРИИ ПОЛЬШИ КОНЦА ХVIII ВЕКА
Catalog: History 
223 days ago · From Poland Online

ONE WORLD -ONE LIBRARY
Libmonster is a free tool to store the author's heritage. Create your own collection of articles, books, files, multimedia, and share the link with your colleagues and friends. Keep your legacy in one place - on Libmonster. It is practical and convenient.

Libmonster retransmits all saved collections all over the world (open map): in the leading repositories in many countries, social networks and search engines. And remember: it's free. So it was, is and always will be.


Click here to create your own personal collection
ОСНОВОПОЛОЖНИКИ МАРКСИЗМА И РУССКИЕ РЕВОЛЮЦИОННЫЕ ДЕМОКРАТЫ О ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ ПОЛЬШЕ
 

Support Forum · Editor-in-chief
Watch out for new publications:

About · News · Reviews · Contacts · For Advertisers · Donate to Libmonster

Polish Libmonster ® All rights reserved.
2016-2017, LIBMONSTER.PL is a part of Libmonster, international library network (open map)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK