Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: PL-45
Author(s) of the publication: В. ГОСТЫНЬСКАЯ

share the publication with friends & colleagues

Внешняя политика польского буржуазного правительства с самого начала образования независимой Польши (ноябрь 1918 г.) была обращена главным образом на Восток. С первых же дней прихода к власти глава государства и верховный главнокомандующий Ю. Пилсудский приступил к подготовке войны против советских республик Литвы и Белоруссии, а в конечном счете и против Советской России. Помощь Красной Армии населению Литвы и Белоруссии в освобождении от немецких оккупантов и восстановлении Советской власти польское правительство изображало актом агрессии против Польши, продолжением колониальной политики царизма. Официальная пропаганда, пытаясь запугать общественность страны, утверждала, что Польше угрожает вторжение Красной Армии, стремящейся силой оружия навязать полякам советский строй и что поэтому следует начать войну против Советской России и тем самым защитить страну от "большевистского нашествия". Польская буржуазия с преступным легкомыслием толкала страну на путь войны, вместо того чтобы укреплять государство, возникшее в тяжелых условиях хозяйственной разрухи, вызванной войной и германо-австрийской оккупацией. Подлинные захватнические цели правящей верхушки Польши, а именно аннексия территорий Литвы, Белоруссии и Украины и свержение там Советской власти, которая самым фактом своего существования оказывала могущественное влияние на социальную борьбу польского народа, скрывались от общественности страны и мирового общественного мнения.

Польское общество не было единым в вопросе об отношении к Советской России. Коммунистическая рабочая партия Польши (КРПП), ППС-оппозиция (Польской социалистической партии) и Советы рабочих депутатов решительно разоблачали антисоветскую пропаганду правящих кругов. "Вопли буржуазии и "фраков" (членов ППС-фракции. - В. Г .) о "большевистской агрессии", - отмечала КРПП, - являются ложью, цель которой - замаскировать захватнические планы польской буржуазии"1 . Советское правительство понимало, что миф о "большевистской агрессии" находит в Польше благоприятную почву. Польский народ привык видеть в царской России своего угнетателя и под влиянием правительственной пропаганды переносил в известной мере свою подозрительность и недоверие и на Советскую Россию. Выступая 24 октября 1919 г. перед слушателями Свердловского университета, отправляющимися на фронт, В. И. Ленин предупреждал, что империалисты стре-


1 "Документы и материалы по истории советско-польских отношений". Т. II. М. 1964, стр. 103.

стр. 85


мятся "раздуть старую ненависть Польши к великорусским угнетателям, пытаясь перенести ненависть польских рабочих к помещикам и царям, стократ заслуженную, на русских рабочих и крестьян, заставляя их думать, что большевики так же, как русские шовинисты, мечтают о завоевании Польши. И на время этот обман им удался"2 . Этому способствовало и то, что правящие круги скрывали от народа неоднократные заявления Советского правительства о признании без каких-либо оговорок независимости Польши, о заинтересованности в установлении дипломатических и торгово-экономических отношений с ней и отсутствии намерений нарушать ее границы или вмешиваться в ее внутренние дела. Советское правительство не делало тайны из того, что оно охотно видело бы возрожденное польское государство свободным с точки зрения не только национальной, но и социальной, однако решение этого вопроса оно предоставляло самому польскому народу3 . Г. В. Чичерин писал по этому поводу: "При активнейшем участии Владимира Ильича нами были сделаны мирные предложения соседям... Это был снова поворотный пункт нашей внешней политики, при котором обнаружились вся бесподобная гибкость и политический реализм Владимира Ильича. Нам надо было считаться с фактом окончательного образования рядом с нами буржуазных национальных республик. И Владимир Ильич твердо и ясно положил начало политике мира и дружелюбных отношений с нашими соседями... идя на значительные уступки ради мира... В начале переговоров с Польшей лично Владимиру Ильичу принадлежала замечательная мысль: "предложить Польше больше территории, чем предлагали ей Клемансо и Керзон"4 .

Однако польское правительство оставило советские мирные предложения без ответа и в январе 1919 г. без объявления войны начало военные действия за овладение Вильнюсом. Эта операция закончилась полным провалом5 , Не будучи в состоянии собственными силами продолжать военные действия против советских республик - Литвы, Белоруссии и России, Пилсудский обратился за помощью к государствам Антанты, заявив о готовности Польши участвовать в антисоветском походе империалистических держав. Таким образом, в войну против советских республик польский народ был вовлечен правительством, которое отражало интересы имущих классов. Тогдашний начальник польского генерального штаба С. Шептицкий говорил шесть лет спустя об этой войне: "На ее примере можно прежде всего научиться тому, как государство, уже сложившееся и имеющее политическую линию, опирающуюся на должным образом понятые интересы нации, не вправе начинать военной кампании"6 .

Военные действия Польши на востоке в первые месяцы 1919 г. имели все черты нерегулярной войны. Они начались в хаосе становления государственных, политических и военных учреждений буржуазно-помещичьей Польши. Польская армия, опиравшаяся первоначально на добровольцев и располагавшая лишь вооружением и боеприпасами, которые достались ей от немецко- австрийских оккупантов, уже в январе 1919 г. ощущала острый недостаток боеприпасов (особенно патронов к немецким винтовкам) и военного снаряжения. В Польше не было военной промышленности, недоставало собственного сырья. Тяжелое финансовое состояние государства ограничивало возможности закупки оружия за границей. До установления отношений с Антан-


2 В. И. Ленин. ПСС. Т. 39, стр. 242.

3 См. В. И. Ленин. ПСС. Т. 38, стр. 161 - 162.

4 "Воспоминания о В. И. Ленине". Т. 2. М. 1957, стр. 170 - 171.

5 W. Gostynska. Polityka polska wobec Litwy i Bialorusi (pazdziernik 1918- styczen 1919). "Z dziejow stosunkow polsko-radzieckich. Studia i materialy". T. I. Warszawa 1965.

6 St. Szeptycki. Front Litewsko-Bialoruski. Krakow. 1925, str. 4.

стр. 86


той польское правительство добивалось получения оружия прежде всего у Германии7 . По мере возможности Польша старалась закупать оружие и у Антанты. Именно с этой целью капитан Звислоцкий был послан в январе 1919 г. в Будапешт; содействие в этом вопросе оказывал в Париже генерал Ю. Галлер8 . Только в результате помощи со стороны Германии Польша могла начать в январе 1919 г. войну против советских республик Литвы и Белоруссии9 . Однако без материальной поддержки Антанты правительство не было в состоянии развернуть вооруженные силы, необходимые для этой кампании10 .

Польское правительство развило усиленную деятельность с целью добиться признания со стороны государств Антанты и получить от них помощь для борьбы с советскими республиками. Правда, на пути к соглашению с Антантой имелись значительные трудности. Союзников, особенно Францию11 , останавливало прежде всего сотрудничество Пилсудского с центральными державами в годы первой мировой войны, а также установление Польшей дипломатических отношений с Германией12 в момент, когда Антанта находилась еще в состоянии войны с ней. Среди союзников, кроме того, было распространено мнение, что польское правительство склоняется к большевизму13 . Этого мнения не сумел опровергнуть даже Польский национальный комитет (ПНК) в Париже, который находился в руках буржуазной партии Национальная демократия (эндеки). ПНК в письме к французскому правительству удостоверил: "Мы ценим такое правительство (имелось в виду существующее польское пепеэсовское правительство Е. Морачевского. - В. Г .), которое противостоит большевизму, и поэтому намерены его поддержать"14 . Положение осложнялось тем, что союзники признали ПНК в Париже как представительство Польши15 .

Вместе с тем военные действия Польши на востоке вызывали у Антанты большой интерес. В конце 1918 г. в Варшаву отправились


7 13 января представитель германского правительства в Белостоке М. Бюльман в рапорте военному министерству в Мюнхене доносил, что варшавское правительство обращалось к Германии с просьбой "о доставке оружия для борьбы с большевиками" (Deutsches Zentral Archiv (далее - DZA). Potsdam. Bd. 21736, f. 36).

8 Рапорт капитана Звислоцкого Ю. Пилсудскому из Будапешта от 6 января 1919 г. (Archiwum Akt Nowych (далее - AAN). Adiutantura Belwederu, t. 2, k. 5). 7 января генерал Ю. Галлер в телеграмме генералу Л. Желиговскому писал: "Положение польской армии в стране трудное. Она малочисленна, чтобы справиться с задачей, и не имеет достаточного количества военных материалов и средств, которые я для нее затребовал у союзных государств" (Centralne Archiwum Wojskowe (далее - CAW), 123, 8/16, k. 1).

9 W. Gostynska. Op. cit, str. 44 - 48.

10 А. Ладось отметил в своих мемуарах состоявшуюся в начале 1919 г. беседу с Ю. Пилсудским, который жаловался, что, "к сожалению, его силы слабы и он не может атаковать, как этого требовала бы нынешняя ситуация. А ожидаемая помощь союзников не приходит, даже с перевозкой армии Галлера непредвиденные трудности" (Polska Akademia Nauk (далее - PAN). Zaklad Historii stosunkow polsko-radzieckich. A. Lados. Pamietniki. Maszynopis, str. 96).

11 K. Smogorzewski. Francja i Polska. Warszawa. 1930, str. 41.

12 Польское правительство установило дипломатические отношения с Германией еще в ноябре 1918 года. 21 ноября 1918 г. в Варшаву прибыл в качестве чрезвычайного посла граф Г. Кесслер, тот самый, который выпроводил Пилсудского из Магдебургской крепости. Под давлением общественного мнения, а также Антанты польское правительство возвратило Кесслеру 15 декабря верительные грамоты и вынудило его покинуть Варшаву. Однако выезд Кесслера не помешал ведению тайных польско-германских переговоров, направленных против советских республик (W. Gostynska. Op. cit., str. 30 - 36).

13 Памятная записка С. Шептицкого Ю. Пилсудскому от 10 января 1919 года. "Документы и материалы по истории советско-польских отношений". Т. II, стр. 67.

14 Протокол заседания ПНК в Париже от 24 ноября 1918 года. AAN, KNP, t. 8, k. 16.

15 Протокол заседания ПНК в Париже от 13 ноября 1918 года. Заявление Э. Пильца. AAN, KNP, t. 8, k. 3. Доклад Л. Василевского."Niepodleglosc", 1937, t. XV, str. 413.

стр. 87


две миссии - американская и английская16 . В Берне они встретились с польской правительственной делегацией во главе с К. Длуским17 , которая по пути в Париж остановилась там на несколько дней, и провели переговоры. О заданиях, которые должны были выполнить эти миссии, свидетельствуют вопросы, поднятые ими на переговорах. Глава американской миссии Д. Кулидж в беседе с К. Длуским и М. Сокольницким интересовался прежде всего "угрозой" большевизма в Польше18 . О беседе с английской миссией М. Сокольницкий в своих мемуарах писал: "Они проявляют большой интерес и симпатию. Их занимают прежде всего военные вопросы, борьба с большевизмом"19 . По прибытии в Варшаву начальник английской миссии полковник Г. Уэйд имел секретную беседу с Пилсудским. 12 января Пилсудский телеграфировал в Будапешт капитану Звислоцкому: "Английская миссия... обещает доставку военных материалов..."20 . По мере развертывания восточной кампании польское правительство все больше осознавало свою зависимость от Антанты. Сокольницкий в воспоминаниях о том периоде указывал, что на вопрос, "не призовут ли эндеки и Розвадовский Антанту, Пилсудский ответил: "Мы и так находимся в ее руках; она что захочет, то и сделает с нами"21 .

В начале января 1919 г., после поражения польских войск под Вильнюсом, а также в связи с катастрофической нехваткой оружия и боеприпасов военное положение Польши ухудшилось. Обострилась и внутриполитическая обстановка22 . Об этом с тревогой сообщал Пилсудскому С. Шептицкий в рапорте от 10 января23 . В качестве неотложных мер он выдвигал следующие: возможно более быстрое установление отношений с государствами Антанты с целью получения от них военных материалов; организация сильной армии; укрепление литовско-белорусского фронта путем переброски всех сил к северо-восточным границам. Военно-политические соображения, приведенные Шептицким, Пилсудский счел правильными и приводил их неоднократно в переписке, которая велась с Парижем, Будапештом, и в беседе с В. Барановским в Варшаве24 .

Установление отношений с государствами Антанты после неудачной военной кампании за овладение Вильнюсом, особенно после того, как не оправдались надежды на помощь Германии25 , стало для варшавского правительства самым неотложным делом. Однако этого нель-


16 K. Dluski. Wspomnienia z Paryzu od 4.I. do 10.VII.1919. Warszawa. 1920, str. 4.

17 Речь идет о делегации во главе с К. Длуским, посланной Пилсудским в конце декабря 1918 г. в Париже с целью достижения окончательного соглашения с ПНК. Ibid.

18 Ibid.

19 M. Sokolnicki. W sluzbie Komendanta. "Kultura" (Paryz), 1953, N 12/74, str. 86.

20 AAN, Adiutantura Belwederu, t. 2, k. 9.

21 M. Sokolnicki. Op. cit., str. 77.

22 О росте недовольства политикой правительства свидетельствовали такие события, как рабочая кампания протеста против ареста членов делегации Советского Красного Креста; попытка совершения государственного переворота эндеками в ночь с 4 на 5 января; правительственные декреты о введении военного положения и военно-полевых судов; вотум недоверия Варшавского Совета рабочих депутатов правительству Морачевского и другие.

23 См. "Документы и материалы по истории советско-польских отношений". Т. II, стр. 66 - 67.

24 AAN. Adiutantura Belwederu, t. 2, k. 8 - 9; "J. Pilsudski o upadku rzadu Moraczewskiego". "Kwartalnik Historyczny", 1958, N 4, str. 1151 - 1154; "Niepodleglosc", 1938, t. XVIII, str. 49.

25 Германское правительство не пропустило польские части к Вильно в конце декабря 1918 года. Поводом для этого послужило восстание против Германии, которое началось в Познани (бывшей прусской части Польши) 27 декабря 1918 г. (DZA Potsdam. Bd. 21736, f. 23 - 24; W. Gostynska. Op. cit., s. 36).

стр. 88


зя было добиться, не достигнув соглашения с ПНК. Ценой такого соглашения была замена пепеэсовского правительства Е. Морачевского коалиционным правительством26 . 3 января 1919 г. в Варшаву прибыл из США И. Падеревский. Как информировал членов ПНК его председатель Р. Дмовский на заседании 15 декабря 1918 г., Падеревский направился в Польшу со специальной миссией, официально как уполномоченный ПНК, с такой установкой: "Следует стремиться к компромиссу с левыми"27 . Об интересе правительства США к внутреннему положению в Польше и о его вмешательстве в ее внутренние дела свидетельствуют отчеты руководителя американской продовольственной миссии в Варшаве В. Келлога Г. Гуверу. После переговоров с Пилсудским, а затем с Падеревским Келлог советовал сохранить Пилсудского во главе государства с условием, что премьер- министром польского правительства станет Падеревский. По рекомендации Гувера, президент В. Вильсон уполномочил Келлога сделать Пилсудскому заявление, что "американцы не окажут никакой помощи Польше, если эта концепция не будет реализована"28 . Эту точку зрения разделяло и английское правительство. Под давлением польского генерального штаба и союзнических миссий, особенно американской, Пилсудский согласился на то, чтобы правительство возглавил Падеревский. В письме Длускому от 17 января он сообщал: "Проблема помощи Антанты стала наиболее жгучим вопросом, отсюда необходимость кабинета Падеревского, через которого, надеюсь, эта помощь может быть получена"29 .

16 января правительство Морачевского подало в отставку. Падеревский, который сформировал новое правительство, взял на себя функции не только премьер-министра, но и министра иностранных дел30 . С образованием нового правительства были сняты недоразумения и споры между варшавским правительством и ПНК в Париже. 23 января Падеревский уведомил государства Антанты о создании им правительства "по призыву генерала Пилсудского и в согласии с ПНК"31 . Правительства государств Антанты выразили удовлетворение по поводу перемен в Польше32 . Президент Вильсон по рекомендации полковника Э. Хауза 30 января первым признал польское правительство33 . Франция сделала это 23 февраля, Англия - 25-го, Италия - 27-го34 . С созданием правительства Падеревского было устранено главное препятствие для установления отношений с государствами Антанты. Цель, к которой стремилось польское правительство - получение помощи для ведения войны с советскими республиками, - была достигнута.

На основе тайного соглашения (заключенного 23 декабря 1917 г.) между Францией и Англией о разделе сфер влияния на территории


26 В письме К. Длускому от 17 января Пилсудский сообщал: "Фатальный недостаток боеприпасов... и прежде всего полная пустота в государственной казне принудили меня ускорить решение вопроса о... кабинете" ("Kwartalnik Historyczny", 1958, N 4, s. 1153).

27 Заседание ПНК в Париже от 15 декабря 1918 года. AAN, KNP, t. 8, k. 30 - 32.

28 "The Memoirs of Herbert Hoover. Years of Adventure 1874 - 1920". T. I. N. Y. 1951, pp. 356 - 357.

29 "Kwartalnik Historyczny", 1958, N 4, str. 1151.

30 "Monitor Polski", 17.I.1919.

31 См. M. Seyda. Polska na przelomie. T. II, Warszawa. 1927, str. 555.

32 Телеграмма Р. Лансинга И. Падеревскому от 26 января 1919 года. "Monitor Polski", 27.I.1919; телеграмма С. Пишона И. Падеревскому от 30 января 1919 года. "Monitor Polski", 31.I.1919.

33 Полковник Хауз писал В. Вильсону: "Теперь, когда Падеревский сформировал в Польше правительство, которое, очевидно, пользуется поддержкой Пилсудского и других выдающихся лидеров, я предложил бы, чтобы Вы от имени Соединенных Штатов немедленно признали это правительство де-факто. Я считаю, что в этом деле мы должны подать пример" ("Архив полковника Хауза". Т. IV. М. 1944, стр. 207).

34 "Sprawozdanie stenograficzne Sejmu Ustawodawczego RP", 24.II.1919, szp. 295; 28.II.1919, szp. 384.

стр. 89


бывшей Российской империи Франция обязалась оказывать помощь Польше в борьбе против Советской России. Об этом обязательстве Франции напомнил Д. Ллойд Джордж 6 июля 1920 г. в ответ на упрек польского министра иностранных дел Ст. Патека, что Англия недостаточно содействовала польскому правительству в борьбе с большевиками35 . Военные действия Польши против советских республик Антанта рассматривала как составную часть вооруженной интервенции союзников против Советской власти с целью восстановления старых порядков в России, а также воспрепятствования социалистической революции на Западе. Однако имелись расхождения во мнении относительно польских территориальных требований на востоке. Позицию правительства США в вопросе о границах будущего польского государства президент Вильсон сформулировал в пункте XIII послания Сенату от 8 января 1918 г.: "Должно быть создано независимое польское государство, которое будет включать территории с бесспорно польским населением"36 . Составленный еще в октябре 1918 г. У. Липпманом и Ф. Коббом по поручению полковника Хауза комментарий к пункту XIII послания Вильсона гласил: "На востоке Польша не должна получать никаких земель, где преобладают литовцы или украинцы"37 . Позиция Англии не отличалась от американской. Ллойд Джордж подытожил ее такими словами: "Польша не должна поглощать население, которое не является и не хочет быть польским"38 . Иную позицию заняла Франция, которая стремилась не только к созданию сильной Польши, но и к восстановлению единой и неделимой России в ее границах до 1914 г. (за исключением территории бывшего Королевства Польского). Однако и для нее вопрос о Польше был разменной монетой в переговорах с союзниками о более важной для нее проблеме репараций. Эта позиция Франции выявилась в период подготовки Верховным военным советом Антанты договора о перемирии с Германией. Еще дальше пошла в требованиях по вопросу о границах Польши "белая" Россия. Надеясь на восстановление "единой и неделимой России", Колчак и Деникин не только отвергали территориальные претензии Польши на востоке, но и требовали включения в состав России коренной польской области Хелмщины, рассчитывая оставить Польше лишь территорию бывшего Королевства Польского39 . Несмотря на эти разногласия, как Антанта, так и русские белогвардейцы были заинтересованы в участии польских вооруженных сил в антисоветской интервенции.

Польское правительство отдавало себе отчет в негативном отношении союзников, особенно Англии и США, к его территориальным претензиям на востоке40 , однако, не будучи в состоянии без материаль-


35 "Документы и материалы по истории советско-польских отношений". Т. III. М. 1965, стр. 130.

36 A. Gelberg. Prawo miedzynarodowe i historia dyplomatyczna. T. II. Warszawa. 1958, str. 12. 3 марта 1919 г. Вильсон информировал Совет четырех мирной конференции в Париже, что, принимая в начале сентября 1918 г. И. Падеревского и Р. Дмовского, он сказал им: "Мы должны условиться, что означает собою Польша. Они показали мне тогда карту, свидетельствующую о том, что их претензии были во всех направлениях огромны. Я сказал им: "По моему мнению, Польша должна охватывать все территории, занятые исключительно польским населением" (Les Deliberation du Conseil des Quatre 24 mars - 28 juin 1919. Notes de l'officier interprete Paul Mantoux". P. 1955, p. 282.

37 "Архив полковника Хауза". Т. IV, стр. 157.

38 Д. Ллойд Джордж. Правда о мирных договорах. Т. 2. М. 1957, стр. 195.

39 "Hoover Library and Institution of War, Peace and Revolution". Stanford (Calif.). M. N. Siers Archives, w. 81; "Polska w swietle postanowien rzadu omskiego. Protokoly posiedzen specjalnego Komitetu przygotowawczego do rokowan pokojowych z 4. I. i 6. I. 1919 roku". "Studia z najnowszych dziejow powszechnych", 1963, N 3, s. 216 - 227.

40 Пилсудский писал: "Антанта - что также не является тайной - искала решения русской проблемы значительно больше, чем того или иного решения польских вопросов" (J. Pilsudski. Pisma zbiorowe. T. VIII, s. 152).

стр. 90


ной и военной помощи вести войну с советскими республиками, согласилось участвовать в интервенции. Пилсудский был полон решимости реализовать вооруженным путем восточный план, предусматривавший создание под гегемонией Польши федеративного государства, в которое входили бы Литва, Белоруссия, Украина и даже Латвия и Эстония. Эти великодержавные устремления означали "третье решение" "русского" вопроса: "ни сохранение большевистского режима, ни восстановление реакционной России"41 . Позднее правомерность этой позиции польского правительства не раз ставилась под сомнение союзниками42 , а также правительством Колчака в Омске, которое было представлено в Париже так называемым Русским политическим советом43 . Различие мнений среди союзников и подчинение "польского" вопроса "русскому" обнаружились с самого начала работы конференции.

Проблема участия Польши в антисоветской интервенции Антанты встала еще перед официальным открытием Парижской мирной конференции (18 января)44 на заседании Верховного военного совета Антанты, созванного для обсуждения процедуры конференции. По требованию маршала Ф. Фоша были рассмотрены его "Записка о положении в Польше" от 11 января и приложенный к ней проект новых условий мирного договора с Германией, касающихся Польши. Фош заявил, что положение в Польше опасно, ибо там все еще идет война. Военная неразбериха в этом районе представляет угрозу для всей Европы, и положение должно быть немедленно изменено45 . С этой целью он предлагал закончить во Франции формирование польских дивизий Галлера и послать их на помощь польской армии. Чтобы обеспечить войскам Галлера проезд морским путем через Гданьск - Торунь, чему противилась Германия, следовало, по мнению Фоша, занять эту дорогу двумя союзническими дивизиями, используя в данном случае ст. XVI соглашения о перемирии в Компьене46 , и под их прикрытием произвести переброску войск в Польшу. Предложение Фоша поддержал Ж. Клемансо, тогда как Вильсон и Ллойд Джордж высказались против, опасаясь, что войска Галлера будут использованы поляками для реализации территориальных претензий на востоке, а не для борьбы с большевиками47 . В связи с этим вопрос был отложен до рассмотрения общей политики в отношении России. К вопросу о Польше Совет десяти вернулся 21 января по инициативе В. Вильсона, который рекомендовал дать утвердительный ответ на просьбу Падеревского48 о снабжении польской армии оружием и боеприпасами для борьбы с большевиками и посылке в Варшаву межсоюзнической комиссии с целью изучения ситуации на месте. И на этот раз прения по вопросу о Польше были отложены до окончания дискуссии по "русскому вопросу", которая нача-


41 T. Komarnicki. Rebirth of the Polish Repubfic. A Study in the Diplomatic History of Europe. 1914 - 1920. L. 1957, p. 469.

42 Пилсудский, писал Ллойд Джордж, "пренебрегал в равной мере и противодействием Военного Совета (Антанты. - В. Г. ) и увещеваниями президента Вильсона" (Д. Ллойд Джордж. Указ. соч. Т. I, стр. 270).

43 См. Письмо С. Сазонова П. Вологодскому 20 марта 1919 года. "Пролетарская революция", 1921, N 1, стр. 126.

44 Б. Е. Штейн ошибочно полагал, что вопрос о Польше впервые встал на заседании Совета десяти 21 января (Б. Е. Штейн. "Русский вопрос" на Парижской мирной конференции (1919 - 1920 гг.). М. 1949, стр. 184).

45 "Foreign Relations of the United States. The Paris Peace Conference 1919" (далее - PPC). T. III. Washington. 1943, pp. 477 - 479.

46 Ст. XVI гласила: "Союзники будут иметь свободный доступ на территории, эвакуированные немцами на восточных границах, либо через Данциг, либо через Вислу, чтобы иметь возможность снабжать продовольствием население и в целях поддержания порядка" (PPC. T. II, р. 4).

47 PPC. T. III, pp. 471 - 472.

48 "Архив полковника Хауза". Т. IV, стр. 206 - 207.

стр. 91


лась на заседании Совета десяти 16 января и продолжалась 21 и 22 января49 . В ходе ее делегат Италии С. Соннино предложил выслушать находившегося в то время в Париже бывшего датского посла в России Г. Скавениуса. Последний предложил союзникам использовать для вооруженной интервенции в Россию польские вооруженные силы после соответствующего их снаряжения. "В Польше, - утверждал он, - находятся сто тысяч превосходных солдат, но они не имеют ни оружия, ни обмундирования". После информации Скавениуса президент Вильсон зачитал донесение своего эмиссара в Стокгольме В. Баклера, который был направлен туда 8 января, чтобы конфиденциально встретиться с заместителем народного комиссара по иностранным делам РСФСР М. М. Литвиновым. Во время этих переговоров (они происходили 14 - 16 января) на замечание Баклера, что русские хотят атаковать Польшу, Литвинов ответил, что у них нет никаких империалистических, намерений в отношении Польши и что они стремятся только предоставить ей неограниченное право на самоопределение50 .

22 января на утреннем заседании Совет десяти приступил к рассмотрению вопроса о Польше. Было возобновлено обсуждение записки Фоша от 11 января, а также предложения Вильсона от 21 января о снабжении польской армии оружием и боеприпасами. Фош охарактеризовал трудности, на которые наталкивалась реализация его намерения. Германия не соглашалась на проезд армии Галлера через Гданьск и Торунь, требуя проезда через Германию железнодорожным путем. В связи с этим Фош просил дать Германии от имени Антанты гарантии в том, что войска Галлера будут использованы только для борьбы против большевиков, и принять решение о посылке двух союзнических дивизий для занятия дороги Гданьск - Торунь. На вопрос А. Бальфура, действительно ли Польше угрожало в тот момент большевистское нападение, Фош ответил уклончиво: "Они стоят лицом к лицу с большевиками на востоке..." Фош поддержал также просьбу Падеревского о высылке в Варшаву межсоюзнической комиссии. По его мнению, эта комиссия должна была заменить находившиеся в Варшаве американскую и английскую миссии51 . Первым взял слово в прениях А. Бальфур. Он вынужден был констатировать, что среди многих трудных для Верховного совета вопросов самый сложный - это принудить поляков принять "суженную" территориальную программу. Бальфур предугадывал, что союзникам придется проводить ее принудительно. Дело в том, что польское правительство, воспользовавшись перерывом между окончанием войны и началом работы мирной конференции, приступило к осуществлению своих требований, посягнув на востоке на территории, которые находились за границами бывшей русской Польши и на которые оно во многих случаях не имело никаких прав. По его мнению, союзникам следовало обратиться к Польше и предостеречь ее от самовольных действий: она должна была ждать решений, которое примет по этому вопросу мирная конференция. Бальфур не высказался против "оказания помощи" польскому правительству и объединения миссий в Польше, но считал, что этот вопрос следует всесторонне подготовить. В связи с этим он предложил временно воздержаться от посылки войск Галлера. Вильсон поддержал точку зрения Бальфура. Со своей стороны, он предложил поставить польскому правительству военные материалы для оснащения 600 - 800-тысячной армии. Клемансо согласился с этим предложением, так как намерения Фоша, касающиеся немедлен-


49 PPC. T. III, pp. 581 - 593, 634 - 639, 642, 676 - 677; Д. Ллойд Джордж. Указ. соч. Т. I, стр. 286 - 316.

50 PPC. T. III, pp. 290, 583 - 584, 629 - 660; Д. Ллойд Джордж. Указ. соч. Т. I, стр. 291, 292, 296 - 297, 317 - 318.

51 PPC. T. III, pp. 670 - 675.

стр. 92


ной отправки армии Галлера в Польшу, не были одобрены союзниками. В то же время он обратил внимание на предложение Падеревского, что следует послать в Варшаву межсоюзническую комиссию, которая представила бы мирной конференции отчет о положении в Польше. Ллойд Джордж поддержал Клемансо, уточнив, что, по его мнению, в состав" комиссии должны войти не только военные, но и политики. Соннино добавил, что межсоюзническая комиссия должна склонить польское правительство к решению ограничить свои военные действия "оказанием сопротивления большевикам"52 .

На заседании Совета десяти 24 января по предложению английской делегации был утвержден представленный Вильсоном текст послания государствам Центральной и Восточной Европы, в котором содержался призыв прекратить попытки вступления во владение спорными территориями, пока мирной конференцией не будут приняты соответствующие постановления. Совет десяти поручил делегату Франции С. Пишону подготовить проект директив для межсоюзнической комиссии, которая должна была отправиться в Варшаву53 . Список членов этой комиссии был утвержден на заседании 25 января. Совет поручил руководство ею бывшему французскому послу в Петрограде Ж. Нулансу. Последний шаг означал победу концепции Фоша и Франции в вопросе о Польше54 .

На заседании 29 января глава польской делегации (он же лидер эндеков) Р. Дмовский выступил с изложением территориальных требований польского правительства. Он предлагал принять исходным пунктом для установления границ польского государства положение, существовавшее в 1772 г., - до первого раздела Польши. Тогда территория Польши, заявил он, простиралась на восток вплоть до Днепра и Двины. Это было возможно благодаря присоединению Литвы. Ныне, поскольку поляки не составляют большинства в Литве, несмотря на то, что литовцы тесно связаны с Польшей, можно было бы уменьшить польские владения в этой стране, оставив большую часть России. Можно оставить за границами польского государства не только Литву, но и Украину. Польша обеспокоена анархией, которая господствует на этих восточных территориях прежней Речи Посполитой, и, чтобы обеспечить гармонию и порядок в рамках своего государства, она готова отречься от них55 . Проблему восточных границ Польши Дмовский тесно связывал с антисоветской политикой польских имущих классов. Одобрив доклад Дмовского, Верховный совет приступил к обсуждению проекта директив для комиссии Нуланса. После длительной дискуссии на двух заседаниях - 29 января и 1 февраля - директивы были утверждены. Комиссии Нуланса было поручено: "1. Пересылать исчерпывающую информацию о действительном положении Польши с точки зрения военной, политической, религиозной и продовольственной. 2. Предостеречь польское правительство от политики самовольного возвращения территорий. 3. Изучить возможности доставки польскому прави-


52 Ibid., pp. 674 - 675.

53 Ibid., pp. 715 - 717.

54 . В комиссию вошли: проф. Р. Лорд и генерал Ф. Кернан от США, Э. Говард и генерал А. Кэртон де Виарт от Англии, Д. Монтань и генерал Ромэй- Логен от Италии, генерал А. Ниссель и Ж. Нуланс от Франции.

55 AAN. KNP, t. 9, k. 35 - 44; PPC. T. III, pp. 772 - 782. 24 января советник президента Вильсона С. Бонсэл провел переговоры с Дмовским о проблемах Польши и Восточной Европы. Отчет об этой беседе приводит Л. Герсон: "Кажется, Дмовский мечтает о польском государстве, простирающемся, как старая Польша, от Балтики до Черного моря, в котором главную роль играли бы храбрые рыцари и прекрасные дамы, то есть те самые лица, которые зимой выезжают в Канны, а летом - в Баден-Баден и претензии которых на роскошную жизнь так велики, что для их удовлетворения должны были бы очень тяжко работать их рабы в стране" (L. Gerson. Woodrow Wilson und die Wiedergeburt Polens 1914 - 1920. Wurzburg. 1956, S. 186).

стр. 93


тельству средств для поддержания порядка внутри страны и для защиты от любой внешней агрессии"56 . Задачи комиссии отвечали намерениям польского правительства, которое было согласно в обмен на военную помощь Антанты принять участие в антисоветской интервенции союзников57 . В соответствии с рекомендациями Совета десяти комиссий Нуланса должна была определить, с помощью каких средств можно было наиболее успешно реализовать этот план.

12 февраля комиссия Нуланса прибыла в Польшу. Члены комиссии нанесли визиты Пилсудскому и Падеревскому. 18 февраля Пилсудский дал обед в Бельведере в честь представителей союзных государств. Приветствуя членов межсоюзнической комиссии, он подчеркнул, что польские правящие классы хотят оставаться верными союзниками Антанты58 . 18 февраля в "Kurier Polski" было опубликовано интервью корреспондента этой газеты с Нулансом, касающееся политики союзников в вопросе о Польше. Нуланс заявил, что важным шагом "является достижение перемирия и прекращение военных действий на украинском фронте. С этой целью во Львов выехала миссия во главе с генералом Бартелеми, в которую входят военные и члены нашей комиссии... Мы, разумеется, не будем, - продолжал Нуланс, - стремиться к перемирию с большевиками, напротив, мы стараемся дать полякам возможность... чтобы они легче могли защититься от нашествия большевиков". Именно в этом направлений действовала комиссия Нуланса в Варшаве. Примирение с западными соседями Польши должно было стать предпосылкой для организации общего антисоветского похода.

Приезд комиссии Нуланса в Варшаву совпал с возобновлением военных действий Польши на Восточном фронте. Верховное главнокомандование войск Антанты, особенно маршал Фош, решило уже в январе 1919 г. заменить германские войска на Восточном фронте польскими. Прерванные в конце декабря 1918 г. польско-германские переговоры по этому вопросу были по требованию Фоша возобновлены в начале января59 . От имени верховного главнокомандования польской армии переговоры вел капитан Я. Гонсеровский, от имени министерства иностранных дел - Л. Колянковский. С германской стороны в переговорах участвовали уполномоченный правительства М. Бюльман и представители военного командования. Первая встреча между Гонсеровским и Бюльманом состоялась 9 января в Гродно60 . Местом переговоров (они проводились секретно) был назначен Белосток.

Решающим фактором, который повлиял на возобновление правительством Германии переговоров с Польшей, являлась неизбежность отступления с Восточного фронта немецких войск, которые испытывали все более сильное влияние идей Октябрьской революций в России и были непригодны для борьбы с большевиками61 . Эвакуацию, запланированную немцами первоначально на конец марта, пришлось перенести на середину февраля62 . Однако польское правительство, которое


56 PPC. T. III, pp. 838 - 840; "Conference des preliminaires de paix Commission Interalliee de Pologne. Proces-verbaux et rapport" (далее - "Commission Interalliee de Pologne"). P. 1919, pp. 193 - 194.

57 См. памятную записку Польского военного атташе в Берне О. Гурки Ю. Галлеру от 7 февраля 1919 года. "Документы и материалы по истории советско-польских отношений". Т. II, стр. 88 - 98.

58 J. Pilsudski. Pisma zbiorowe. T. V. Warszawa. 1937, str. 58.

59 W. Gostynsk a. Op. cit., str. 35 - 36.

60 DZA. Bd. 21736, f. 36.

61 "Документы и материалы по истории советско-польских отношений". Т. II, стр. 89. На это указывает и У. Брокдорф-Рантцау в телеграмме немецкому командованию на Восточном фронте от 1 января (там же, стр. 55).

62 "Демобилизация войск Восточного фронта, где в момент перемирия насчитывалось свыше 700 тыс. человек, запланированная ген. Гофманом на конец марта, может быть закончена к середине февраля" (там же, стр. 89 - 90).

стр. 94


надеялось привлечь Германию к сотрудничеству в борьбе против советских республик, упустило выгодный для себя момент и вместо того, чтобы использовать затруднительное положение Германии в связи с восстанием в Познани, пошло на далеко идущие уступки немцам. Оборонительный характер политики Пилсудского в отношении польских западных земель и захватнические действия на востоке, по мнению польского историка Ю. Кукулки, объяснялись тем, что "правящие имущие классы Польши формировали внешнюю политику в соответствии с собственными, а не общенациональными интересами. То обстоятельство, что крупная собственность на восточных землях находилась главным образом в руках поляков, было, несомненно, основной причиной столь различного отношения правящих классов к этим землям"63 . Это объяснение кажется нам недостаточным. Решающее влияние на внешнюю политику польского правительства оказал наряду с материальным фактором идейный - классовая враждебность к государству рабочих и крестьян, стремление к уничтожению советских республик, которые своим существованием оказывали революционизирующее влияние на польские народные массы. Отсюда общее с союзниками и с Германией стремление правящих кругов к свержению Советского правительства. За помощь в борьбе с Советской Россией польское правительство шло на далеко идущие уступки в отношении союзников и Германии64 .

5 февраля представители польского министерства иностранных дел и генерального штаба подписали с представителями германского правительства и командования на Восточном фронте соглашение" касающееся отвода германских войск с территории Украины, Литвы и Белоруссии через Польшу. Немецкие войска на территории Литвы и Белоруссии сменялись польскими с целью возобновления военных действий против советских республик65 . Политический смысл соглашения от 5 февраля 1919 г. сводился к следующему: германские войска и оккупационные власти, которые по соглашению о перемирии с Антантой (ст. XII) от 11 ноября 1918 г. оставались на территории Восточной Европы для выполнения полицейских функций, передавали эти функции польским властям. В соответствии с этим соглашением подляшская группа польских войск под командованием генерала А. Листовского заняла 9 февраля Тересполь и Брест-Литовск, а 10 февраля - Кобрин. После передачи 11 февраля польским властям Белостока польские войска 13 февраля вошли в Волковыск66 . 14 февраля в печати появилось коммюнике генерального штаба польской армии; "13 февраля поль-


63 J. Kukulka. Niektore aspekty miedzynarodowej polityki Pilsudskiego wobec ziem litewsko-bialoruskich (w pierwszej polowie 1919 r.). "Studia z najnowszych dziejow powszechnych". T. II. Warszawa. 1982, str. 49.

64 12 февраля 1919 г. после беседы с Пилсудским и Падеревским М. Бюльман информировал баварского посла в Берлине К. Прегера, что 8 февраля польское правительство представило проект польско-германского соглашения: "Обе нации заявляют, что вопрос о территориях, являющихся предметом спора между ними, может быть решен на основе права народов на самоопределение или вынесен на решение мирной конференции. Обе нации заявляют, что они будут бороться против любых проявлений большевизма и поддерживать друг друга в этой борьбе" ("Документы и материалы по истории советско-польских отношений". Т. II, стр. 100). В директивах комиссии Нуланса в Варшаве Совет десяти рекомендовал польскому правительству отказаться от всяких военных действий направленных против Германии ("Commission Interalliee de Pologne", p. 194).

65 "Документы и материалы по истории советско-польских отношений. Т. II, стр. 85 - 89. Соглашение было составлено на немецком языке. В польском переводе оно впервые было опубликовано в 1938 г. (см. "Bellona", 1938, zesz. 4 - 6, s. 85 - 89).

66 St. Pomaranski. Pierwsza wojna polska (1918 - 1920). Zbior komunikatow prasowych Sztabu Generalnego WP (za czas od 26.XI.1918 - 20.X.1920). Warszawa. 1920, str. 33, 35, 36.

стр. 95


ские войска вступили в Волковыск, где заняли оставленный немцами участок фронта против большевиков"67 .

В середине февраля 1919 г. польские войска возобновили с помощью Антанты военные действия против советских республик Литвы и Белоруссии, 13 марта они заняли Слоним, а 17 марта - Пинск. Возобновляя в феврале военные действия на литовско-белорусском фронте, польский генштаб рассчитывал на помощь Антанты, без которой он не мог надеяться на успех68 . Межсоюзническая комиссия в Варшаве в телеграммах от 15 и 21 февраля в Париж просила как можно быстрее прислать в Польшу армию Галлера вместе с полным военным оснащением и значительными запасами боеприпасов, поскольку, как указывала она, военное положение Польши требовало "немедленного осуществления этих шагов". Военная помощь Антанты позволила довести в апреле 1919 г. состав польской армии почти до 200 тыс. солдат69 .

Помощь, которую союзники предоставили польскому правительству70 , была тесно связана с той ролью, какую они предназначали Польше в своих планах борьбы против Советской России. Подготовленная главным командованием армий Антанты записка по этому вопросу была представлена 17 февраля на заседании Военного совета Антанты У. Черчиллем71 . О роли Польши в ней говорилось: "Окружение большевизма, начатое с севера, востока и юга, следует дополнить... на западе путем реставрации Польши, способной в военном отношении защитить свое существование... Реставрация Польши должна быть делом польской армии. Франция может организовать эту армию и при содействии морского транспорта союзников перебросить 6 пехотных дивизий, формируемых во Франции". В заключение в записке подчеркивалось, что Польша может выполнить роль исходного плацдарма для антисоветской вооруженной акции при условии, что союзники окажут ей надлежащую помощь. Клемансо, как констатировал в записке для Ллойд Джорджа от 17 февраля советник Ллойд Джорджа по "русской проблеме" Ф. Кэрр, считал, что следует "воздвигнуть барьер по ныне существующей границе, чтобы отгородиться от большевиков, поскольку у нас нет сил сделать что-нибудь другое"72 . В Совет десяти этот план вернулся 25 февраля, обоснованный Фошем во время прений по вопросу о переброске войск Галлера из Франции в Польшу73 .

Противоречия между государствами Антанты и польским правительством по вопросу о восточных границах Польши отодвигались


67 Ibid., str. 36.

68 Численный состав польской армии на 1 февраля 1919 г., согласно информации главного командования армий Антанты, составлял: "На большевистском фронте - 20 тыс. чел.; на русинском фронте - 20 тыс. чел.; на фронтах Познани и Силезии - 20 тыс. - 23 тыс. чел.; внутри страны (в стадии организации) - 42 тыс. чел. ...Во Франции - 6 пехотных дивизий" ("Из истории гражданской войны в СССР". Сборник документов и материалов в трех томах. 1918 - 1922. Т. II. М. 1961, стр. 13 - 14). Верховное главнокомандование польской армии в приказе от 14 февраля 1919 г. обещало "лучшее оснащение солдат оружием, боеприпасами, обмундированием, бельем, обувью, санитарным оборудованием и продовольствием в связи с ожидаемым в самое ближайшее время притоком этих материалов из стран Антанты" (A. Przybylski. Dzialania wstepne w wojnie polsko-rosyjskiej 1918 - 1920. Warszawa. 1928 str. 19, 21 - 22).

69 "Commission Interalliee de Pologne", pp. 211, 465.

70 Задолженность Польши союзникам за "помощь" в период польско- советской войны в 1919 - 1921 гг. составляла, согласно подсчетам Э. Розе, 265,2 млн. долл., в том числе США - 166,3 млн., Франции - 63,1 млн., Англии - 18,4 млн., Италии - 7,8 млн. долларов. Задолженность Польши США по эмиссионному займу составляла 18,2 млн. долларов. "Почти все наши иностранные долги (к 1922 г.), - констатирует Э. Розе, - берут начало, таким образом, в 1919 и 1920 гг." (E. Rose. Bilans gospodarczy trzech lat niepodleglosci. Warszawa. 1922, str. 170, 172).

71 "Papers Relating to the Foreign Relations of the United States 1919. Russia". Washington. 1937, pp. 71 - 72. "Из истории гражданской войны в СССР". Т. 2, стр. 5 - 8.

72 Д. Ллойд Джордж. Указ. соч. Т. I, стр. 323.

73 PPC. T. IV. Washington. 1943, pp. 120 - 126.

стр. 96


все более на второй план. Развитие событий в России выдвинуло на первое место проблему включения Польши в антисоветскую интервенционистскую кампанию Антанты. 6 марта Верховное главнокомандование союзных войск представило Военному совету Антанты записку по вопросу о "плане Фоша" с учетом позиций союзных государств на мирной конференции по "русскому вопросу" и предложений польской делегации на мирной конференции, касающихся участия Польши в военных действиях против Советской России. Во введении к записке говорилось о необходимости продолжить вооруженную интервенцию с учетом ее особенностей на новом этапе. В записке перечислялись силы, на которые следовало бы рассчитывать в этой акции: "1) русские силы, 2) силы великих держав Антанты, 3) силы соседних с Россией государств". Главный упор делался на силы соседних с Россией государств: "Финляндия, Балтийские провинции, Польша и Румыния как непосредственные соседи России; Сербия и Чехословакия благодаря этническому родству и экономическим интересам; Греция... должны были бы... предоставить для борьбы против большевизма необходимые силы"74 .

Это был план интервенции, который предполагал, что белогвардейцам в России придут на помощь не союзные войска, как было до тех пор, а польские, финляндские, румынские и другие. Плацдармом для этой новой антисоветской акции должна была стать Польша, учитывая ее географическое положение и наличие сильной армии. Участие держав Антанты в этой антисоветской кампании предполагалось свести к определению границ восточноевропейских государств, к организации союзного командования для руководства военными действиями и к оказанию помощи75 . "План Фоша", неоднократно вызывавший сомнения у держав Антанты, особенно у Англии и США, на этот раз был принят ими. Знаменательно, что изложить свою точку зрения они поручили У. Черчиллю, стороннику этого плана76 .

Каковы же были причины изменения тактики союзников? Во-первых, невозможность продолжать интервенцию в России только собственными силами. Во-вторых, "план Фоша" предполагал новую форму ведения интервенции при помощи войск соседних с Россией государств под военным руководством союзников. Эта новая форма интервенции, одобренная союзниками, встретила сопротивление со стороны "белой" России, которая опасалась, что Антанта может признать за окраинными народами бывшей царской России как участниками интервенции право на самоопределение. 9 марта Русский политический совет в Париже сделал мирной конференции заявление, в котором требовал от союзников, чтобы без участия представителя России (то есть "белой" России. - В. Г. ) они не принимали никакого решения, касающегося национальностей бывшей царской империи77 . Национальная политика "белой" России, поддерживаемая государствами Антанты, вызывала не-


74 "Из истории гражданской войны в СССР". Т. 2, стр. 8 - 15; PPC. T. III, pp. 773 - 775; AAN, KNP, t. 9, k. 35 - 38.

75 Д. Ллойд Джордж. Указ. соч. Т. 1, стр. 319. Как сообщалось в записке Фоша, "Пилсудский заявил, что он в состоянии мобилизовать в 3 месяца армию из 12 пехотных дивизий. Можно, следовательно, рассчитывать, что Польша при материальной поддержке Антанты сможет произвести интервенцию в России с армией в 250 тыс. человек" ("Из истории гражданской войны в СССР". Т. 2, стр. 9, 11, 13, 14).

76 Д. Ллойд Джордж. Указ. соч. Т. 1, стр. 326, 328 - 329. 28 марта Черчилль в письме к Фошу, между прочим, сообщал: "Я согласен в самом общем виде с соображениями, которые Вы мне изложили во время нашего совещания относительно русской проблемы в целом; я делаю и буду делать все, что могу, для того, чтобы поддержать их и добиться их осуществления" ("Из истории гражданской войны в СССР". Т. 2, стр. 36).

77 "Из переписки В. Н. Маклакова с национальным центром" ("Красный архив", 1929, т. 5 (36), стр. 20).

стр. 97


довольство именно среди народов тех стран - Польши, Финляндии, Эстонии, Латвии и Литвы, - которые в соответствии с "планом Фоша" обязаны были прийти на помощь белогвардейцам в их вооруженной борьбе против Советской власти. В этом коренилась слабость "плана Фоша" и одна из причин его неудачи78 . Принятие союзниками "плана Фоша" завершило ведшуюся на мирной конференции дискуссию по вопросу о форме интервенции в России. Победил метод косвенной интервенции - с использованием соседних с Россией государств, в первую очередь Польши, как орудия борьбы против Советской власти. Усилия польского правительства, направленные на получение помощи со стороны Антанты для ведения войны против советских республик Литвы и Белоруссии, увенчались успехом.

Проект использования Польши как основной базы наступления на Советскую Россию поддержали открыто в стране только реакционные круги - эндеки и консервативные элементы пилсудчиков. Орган эндеков "Gazeta Warszawska" писала, что Польша должна, и немедленно, заключить политический и военный союз с Антантой. Нечего, мол, обольщаться, что последняя заинтересовалась Польшей ради ее самой. Союзников интересует только одно: борьба с большевизмом, война с Советской Россией, и только если Польша целиком отдаст себя этой войне, она может рассчитывать на какое-то вознаграждение. "Не только этнографическая Польша, но и вообще земли бывшей Речи Посполитой (то есть Литва, Белоруссия и т. п.) создают основу для операций западных держав против большевистской гидры, как бы обеспечивая тылы союзных армий..."79 . Против вмешательства во внутренние дела России и участия в вооруженной антисоветской интервенции Антанты выступило большинство польской общественности, главным образом рабочие и крестьяне. Их протест вынуждены были высказать депутаты от ППС, Национального рабочего союза, "Польского стронництва людового", "Вызволене" и "Пяст" даже в Законодательном сейме. Не выступая в принципе против войны на востоке и против союза Польши с Антантой ради восстановления Польши в границах, существовавших до ее первого раздела, то есть до 1772 г., они высказывались против участия Польши в антибольшевистской интервенции в России80 .

Против антисоветской интервенции и союза Польши с Антантой решительно выступила Коммунистическая рабочая партия. Партийный Совет (то есть расширенный Пленум ЦК КРПП) в феврале 1919 г. расценил просьбы польского правительства, обращенные к Антанте, как покушение на "свободу нации"81 . Точку зрения коммунистов поддержали ППС-оппозиция и Советы рабочих депутатов Польши. 4 марта с протестом против политики правительства Падеревского в отношении советских республик выступил Варшавский Совет рабочих депутатов82 . Его поддержали Советы крупнейших промышленных центров. Этот вопрос был поднят коммунистами на заседании II Совещания Советов


78 См. В. И. Ленин. ПСС. Т. 39, стр. 325 - 326.

79 "Документы и материалы по истории советско-польских отношений". Т. II, стр. 765.

80 "Sprawozdanie Stenograficzne Sejmu Ustawodawczego RP", 22 - 25.II.1919 szp. 109 - 235; 27.III.1919 szp. 1148 - 1149, 1151, Польский эмигрантский историк Б. Андреус по этому поводу писал: "За исключением консервативных и некоторых реакционных группировок, не имевших тогда сколько-нибудь значительного влияния на польскую общественность, русская революция не могла не быть встречена в Польше с чувством большого облегчения и радости. Это особенно акцентировалось в центрах польской рабоче-крестьянской мысли". B. Andreus. Polska "kapitalistyczna interwencja" w stosunku do ZSRR, 1919 - 1920. R. 1945, s. 17.

81 "Документы и материалы по истории советско-польских отношений". Т. II, стр. 104.

82 "Rady Delegatow Robotniczych w Polsce. Warszawska Rada Delegatow Robotniczych. Materialy i dokumenty". T. I. Warszawa. 1962, str. 264 - 272.

стр. 98


рабочих депутатов Польши, которое состоялось 5 и 6 марта в Варшаве. Совещание постановило объявить всеобщую забастовку в знак протеста против политики правительства Падеревского и включить в лозунги забастовки требования: прекратить военные действия против советских республик - Литвы, Белоруссии и России, начать с ними мирные переговоры с участием представителей Советов83 . Под этими лозунгами прошла 12 - 13 марта всеобщая забастовка в Польше, несмотря на то, что руководство ППС призывало рабочих отказаться от участия в ней84 . Рабоче-крестьянские массы осудили присоединение Польши к "плану Фоша"85 , который угрожал Польше утратой независимости, ибо не подлежало сомнению, что в случае победы контрреволюции в России существование независимой Польши оказалось бы под угрозой. Т. Комарницкий, польский эмигрантский историк, утверждает, что Пилсудский отдавал себе отчет в этом, но "решающим фактором в определении его отношения к данной проблеме было неверие в возможность покорения России русскими белыми формированиями, неверие, свидетельствующее о глубоком реализме Пилсудского"86 . Но вряд ли правительство, основывающее свою политику на "должным образом понятых интересах нации", могло при определении своей внешней политики руководствоваться таким "решающим фактором" психологического характера, как "неверие", особенно когда эта политика угрожала независимому существованию Польши, и едва ли это свидетельствует о "глубоком реализме" правящих кругов страны. Хорошо известно, что от повторной утраты независимости Польшу спасли в 1919 г. борьба советского народа, который разгромил войска "белой" России, и инициатива польских коммунистов, в первую очередь Ю. Мархлевского, сумевшего убедить тогда польское правительство в необходимости приостановить военные действия, которые оказывали помощь белогвардейским армиям87 .


83 H. Bicz. Rady Delegatow Robotniczych w Polsce w 1918 - 1919. Moskwa, 1934, s. 284.

84 J. Holzer. Polska Partia Socjalistyczna w latach 1917 - 1919. Warszawa. 1962, s. 333.

85 Польской армией должно было руководить командование Антанты. 14 июня 1919 г. была по этому вопросу заключена военная конвенция между Польшей и союзниками ("Из истории гражданской войны в СССР". Т. II, стр. 53).

86 T. Komarnicki. Czy Pilsudski uratowal bolszewizm? "Wiadomosci" (L.), 26.VII.1956, N 31 (539).

87 В. Гостиньска. Польско-радянські переговори в червні-грудні 1919 р. та їх значеня в розвитку подій громадянської війни. "Український історичний журнал", 1961, N 11, стр. 71 - 78; Ф. Тых, Х. Шумахер. Юлиан Мархлевский. М. 1969, стр. 311 - 324; J. Marchlewski. Przedmowa do polskiego wydania "Ksiegi Czerwonej". M. 1921; ejusd. Rosja proletariacka i Polska burzuazyjna. Pisma wybrane. Warszawa. 1956, s. 754 - 758; W. Gostynska. Rola Juliana Marchlewskiego w tajnych rokowaniach polsko-radzieckich (czerwiec-lipiec 1919 r.). "Z Pola Walki", 1966. N 2/34/, s. 23 - 40; ejusd. Tajne rokowania polsko-radzieckie w Mikaszewiczach (sier-pien-grudzien 1919 r.). "Z Pola Walki", 1967, N 4/40/, s. 53 - 78.

Orphus

© libmonster.pl

Permanent link to this publication:

http://libmonster.pl/m/articles/view/ПОЛИТИКА-ПРАВЯЩИХ-КРУГОВ-ПОЛЬШИ-И-АНТИСОВЕТСКИЕ-ПЛАНЫ-АНТАНТЫ-В-1919-ГОДУ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Poland OnlineContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: http://libmonster.pl/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В. ГОСТЫНЬСКАЯ, ПОЛИТИКА ПРАВЯЩИХ КРУГОВ ПОЛЬШИ И АНТИСОВЕТСКИЕ ПЛАНЫ АНТАНТЫ В 1919 ГОДУ // Warsaw: Polish Libmonster (LIBMONSTER.PL). Updated: 10.12.2017. URL: http://libmonster.pl/m/articles/view/ПОЛИТИКА-ПРАВЯЩИХ-КРУГОВ-ПОЛЬШИ-И-АНТИСОВЕТСКИЕ-ПЛАНЫ-АНТАНТЫ-В-1919-ГОДУ (date of access: 21.07.2018).

Publication author(s) - В. ГОСТЫНЬСКАЯ:

В. ГОСТЫНЬСКАЯ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Publisher
Poland Online
Warszawa, Poland
57 views rating
10.12.2017 (223 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Keywords
Related Articles
The collapse of the crypto currency is determined by the fact that with the increase in the number of coins produced, the price of their production is catastrophically increasing
Catalog: Economics 
Рецензии. К. СЬЛЯСКИЙ. ТЫСЯЧЕЛЕТИЕ ПОЛЬСКО-СКАНДИНАВСКИХ КУЛЬТУРНЫХ СВЯЗЕЙ
Catalog: Cultural studies 
163 days ago · From Poland Online
ПОЛЬСКИЙ ВКЛАД В ПОБЕДУ НАД ФАШИЗМОМ
Catalog: History 
219 days ago · From Poland Online
КРЕСТЬЯНЕ, ИХ МЕСТО В КЛАССОВОЙ И НАЦИОНАЛЬНОЙ СТРУКТУРЕ ПОЛЬШИ XIX-XX ВЕКОВ
Catalog: History 
219 days ago · From Poland Online
Гипотеза показывает: Как ядра атомов закручивают гравитоны. Как гравитация атомов, суммируясь, рождает гравитацию тел. Как ядро атома, вращаясь с огромной скоростью, осуществляет сильное взаимодействие. Как, вращающийся вокруг ядра электрон, не излучает электромагнитную волну. Как атомы соединяются в молекулы. Как в ядрах атомов протоны и нейтроны с колоссальной быстротой превращаются друг в друга. Как разность гравитационных потенциалов рождает привилегированную систему отсчёта. Как абстрактное инерционное движение превращается в выдумку мыслителей. Как электрон и позитрон превращается друг в друга. Как "приморозка" свободных электронов к атомам является причиной сверхпроводимости. Как формулы Кулона и Ньютона о взаимодействии зарядов и о взаимодействии гравитирующих тел имеют одинаковую математическую форму.
Catalog: Physics 
WIDERSZAL, LUDWIK. SPRAWY KAUKASKIE W POLITYCE EUROPEJSKIEJ W LATACH 1831-1864
Catalog: History 
223 days ago · From Poland Online
Н. ПОДОРОЖНЫЙ. РАЗГРОМ ПОЛЬСКИХ ИНТЕРВЕНТОВ В МОСКОВСКОМ ГОСУДАРСТВЕ В НАЧАЛЕ XVII ВЕКА
Catalog: History 
223 days ago · From Poland Online
НОВАЯ СТРАНИЦА ИЗ ИСТОРИИ ПОЛЬСКОЙ ИНТЕРВЕНЦИИ В МОСКОВСКОМ ГОСУДАРСТВЕ В НАЧАЛЕ XVII ВЕКА
Catalog: History 
223 days ago · From Poland Online
РЕВОЛЮЦИОННЫЙ КРИЗИС В ПОЛЬШЕ В 1923 г. И ТАКТИКА ПОЛЬСКОЙ КОМПАРТИИ
Catalog: History 
223 days ago · From Poland Online
О МАТЕРИАЛАХ ПО ИСТОРИИ ПОЛЬШИ КОНЦА ХVIII ВЕКА
Catalog: History 
223 days ago · From Poland Online

ONE WORLD -ONE LIBRARY
Libmonster is a free tool to store the author's heritage. Create your own collection of articles, books, files, multimedia, and share the link with your colleagues and friends. Keep your legacy in one place - on Libmonster. It is practical and convenient.

Libmonster retransmits all saved collections all over the world (open map): in the leading repositories in many countries, social networks and search engines. And remember: it's free. So it was, is and always will be.


Click here to create your own personal collection
ПОЛИТИКА ПРАВЯЩИХ КРУГОВ ПОЛЬШИ И АНТИСОВЕТСКИЕ ПЛАНЫ АНТАНТЫ В 1919 ГОДУ
 

Support Forum · Editor-in-chief
Watch out for new publications:

About · News · Reviews · Contacts · For Advertisers · Donate to Libmonster

Polish Libmonster ® All rights reserved.
2016-2017, LIBMONSTER.PL is a part of Libmonster, international library network (open map)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK