Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: PL-75

share the publication with friends & colleagues

Swoboda. Henryk, Pierwsze pietnastolecie niepodleglcj Polski (1918 - 1933). Zarys historji politycznej Warszawa 1933.

Свобода Генрих. Первое пятнадцатилетие независимой Польши (1918 - 1933). Очерк политической истории, Варшава 1933 г.

Рецензируемый очерк, хотя он является не научно-исследовательским трудом, а скорее своеобразной летописью политических событий, заслуживает самого пристального внимания историков-марксистов.

В предисловии автор правильно подчеркивает, что не существует абстрактного, абсолютного объективизма, ибо всякий "смотрит на историю с определенной позиции". Как подобает "левому" пепеэсовскому деятелю, он рассматривает события с точки зрения социал-фашиста, социал-реформиста и демократа на словах, агента империалистической фашистской буржуазии - на деле.

Анализ международного положения у автора петая отсутствует, нет также почти никакого экономического и классового анализа внутреннего положения Польши. Историческое развитие Польши является для автора самодовлеющем процессом, который определяется разве только планами Пилсудского. В этом отношении "метод" Г. Свободы в основном совпадает с точкой зрения бывшего начальника государства, который в своих выступлениях и "Исторических поправках" неоднократно заявлял, что именно он был "центральной фигурой", вокруг которой вращались события мировой войны, что он был организатором войны против советов, спасшей "европейскую цивилизацию" от большевизма, и т. п. Однако по некоторым соображениям эта установка проводится автором далеко не всегда последовательно.

Хотя автор усиленно подчеркивает, что труд его не преследует якобы никаких агитационных и пропагандистских целей, очерк несомненно выявляет следы борьбы и против революционной партии пролетариата и против открытого фашизма. Борьбу с коммунизмом автор ведет главным образом путем прямой фальсификации истории, почти полного замалчивания революционной борьбы пролетариата и крестьянства, в частности роли компартии. Мнимая "борьба" с фашизмом сводится к намекам на то, что открытая диктатура буржуазии озлобляет массы и усиливает коммунистическую опасность, что фашистская буржуазия недооценивает исторические заслуги ППС и понапрасну причиняет пепеэсовским лидерам большие неприятности (вроде избиения некоторых пепеэсовских деятелей в Брест-литовской тюрьме).

Одним из наиболее излюбленных автором, методов "разоблачения" нынешней диктатуры служат цитаты из наиболее парадоксальных высказываний Пилсудского, который должны демонстрировать перед читателем, что автор очерка отмежевывается от слишком упрощенной "историософии", сводящейся к убеждению, что история в основном создается кнутом, террором и изысканной площадной бранью.

Правда, о самом важном - о борьбе польского пролетариата за советы, об империалистических планах польской буржуазии, о борьбе пролетариата и беднейшего крестьянства против интервенции, о краковском восстании 1923 г., о геройской борьбе украинских и белорусских рабочих и крестьян против польской оккупации, о методах "пацификации" Западной Украины польскими империалистами, о последних восстаниях польских крестьян в Западной Галиции, о роете и большевизации компартии - обо всем этом в очерке либо не находим ни слова, либо лишь самые отрывочные данные1 . Нет в книжке и никакой оценки поворота во внешней политике Польши. Автор не только всячески прикрывает и смазывает предательскую роль ППС, но, наоборот, рисует "демократию" во главе с ППС в роли подлинного борца за права народа, против фашистской диктатуры2 .


1 Так, например, бурному движению конца 1923 г., в том числе и краковскому восстанию, посвящено несколько десятков строчек.

2 Впрочем ясного определения существующего в Польше режима как режима фашистской диктатуры автор явно избегает.

стр. 122

Невозможно было однако написать очерк, охватывающий это знаменательное пятнадцатилетие (1918 - 1933 гг.), так, чтобы вполне скрыть от читателя загнивание капитализма, гниение польской буржуазии, разложение буржуазной демократии и парламентаризма и вытравить всякие следы классовой борьбы польских трудящихся масс. Даше отрывочные сведения об этом, которые проскользнули в очерк сквозь рогатки двойной цензуры, не лишены серьезного исторического интереса.

Книга состоит из четырех частей. Первая рассказывает о возникновении польского государства и о времени польско-советской войны; вторая - о первых попытках стабилизации капитализма в условиях господства буржуазно-демократического режима; третья - о первом периоде господства фашизма на фоне частичной стабилизации; четвертая, говоря словами автора, - "о периоде единовластия и хозяйственного кризиса". Не задаваясь целью изложить содержание всех глав очерка, для иллюстрации "исторического метода" автора мы остановимся в нескольких словах на первых главах, описывающих деятельность правительства Морачевского.

Историю возникновения современного польского государства автор излагает в форме краткого, чисто летописного повествования, начиная с образования оккупантами Регентского совета. Первое ("народное") правительство независимой Польши Дашинского и Морачевского автор изображает как правительство революционное и демократическое, а меры его по подавлению польского революционного пролетарского движения за советы и роль его как форпоста буржуазной контрреволюции, выдвинутого против страны советов, замалчиваются.

Антисоветская политика правительства Морачевского извращается прямо курьезно. Обострение польско-советских отношений просто-напросто сводится автором к известному инциденту с бывшей миссией польского Регентского совета в Москве (объявленного вне закона самим же польским правительством). Субсидирование правительством Морачевского, по почину польских помещиков из Белоруссии, организации так называемой литовско-белорусской дивизии, предназначенной непосредственно для целей интервенции, автор прямо-таки скрывает; таким же образом скрывается и всякая непосредственная связь политики правительства Морачевского с контрреволюционной политикой держав Антанты, даже в той мере, в которой она признана самим Морачевским в его книге "Переворот в Польше" (1919 г.). Убийство членов миссии советского Красного креста в Польше представлено цинически: "По поводу участия в ней (т. е. в миссии - Ч. Я.) польских граждан польское правительство миссию интернировало и отправило к границе. По дороге однако жандармский конвой будто бы (?!)... расстрелял миссию в лесу" (стр. 31). Попутно узнаем, что манифестация 29 декабря 1918 г. в Варшаве по поводу интернирования этой миссии "закончилась трагически. Она привела к столкновению толпы с жандармерией, которая стреляла ... убила 5 демонстрантов и многих ранила".

Так же скромно и "объективно" излагаются и другие заслуги правительства Морачевского. Никакого насильственного захвата поляками Западной Украины, по мнению автора, не было: просто, "начиная от Сана, польские усилия перекрещиваются (!) с украинскими стремлениями", наступает "освобождение" Львова польскими войсками и "к половине июля 1919 г. процесс объединения (?!) Галиции заканчивается" (стр. 66). Вот образчики ученого стиля пепеэсовского историка!

Так же "объективно" и лапидарно излагаются автором события польско-советской войны и важнейшие события внутренней жизни Польши. О деятельности КПП автор если и упоминает, то охотнее всего освещая ее как своеобразный авантюризм.

Так например, "1925 г. изобиловал рядом громких коммунистических афер. Двое офицеров - Багинский и Вечеркевич, приговоренные польским судом, были предназначены для обмена на арестантов из Советской России. В конце марта 1926 г. на пути в Россию по близости от советской границы они были убиты конвойным сержантом. В июле того же года коммунист Нефтали Ботвин пристрелил во Львове полицейского сыщика, который был главным свидетелем обвинения по делу этих офицеров. 3 августа на улицах Варшавы произошла кровавая борьба полиции с тремя коммунистическими террористами - Гибнером, Рутковским и Киевским. Все трое были приговорены к расстрелу. Приговор был исполнен, причем осужденные не дали завязать себе глаза" (стр. 183).

О роли КПП в руководстве массовой борьбой рабочих и крестьян Польши во всей книжке нет почти ни слова, зато чуть ли не с мельчайшими подробностями автор излагает события парламентской жизни, перипетии фракционной борьбы, стычки сеймового большинства с правительством, отставки министров и т. п. В этом множестве мелких фактов, не сгруппированных вокруг основных, стержневых проблем, тонут и стушевываются действительно крупные политические события внутренней жизни Польши, от изучения которых впрочем автор отмежевывается иногда сознательно3 . Намерением автора, как он сам на это указывает, было устранить из поля зрения очерка вопросы экономического развития, что за многими исключениями он довольно последовательно и проводит.

В результате очерк не дает сколько-нибудь четкого исторического взгляда на процесс загнивания капитализма в Польше. Но все же автор вынужден был посвятить одну из глав своей работы экономи-


3 Так например, по поводу майского фашистского переворота 1926 г. автор заявляет, что его историю писать еще слишком рано.

стр. 123

ческому кризису, столь сильно потрясающему всю жизнь современной Польши.

Глубину современного кризиса красноречиво иллюстрирует следующие таблицы. Принимая средний индекс производства промышленности 1925 - 1927 гг. за 100, понижение индекса производства за 1930 - 1932 годы выразится следующими цифрами:

Годы

Индекс производства средств производства

Индекс производства средств потребления

Январь 1930

98,9

101,0

1931

92,9

91,6

1932

67,5

68,2

Параллельно этому падает число занятых в промышленности рабочих. К концу ноября каждого года было занято в промышленности рабочих (в тыс.):

Годы

В горной

В металлургической

В обрабатывающей

Всего

1929

163

62

540

765

1930

149

52

452

653

1931

132

45

395

572

1932

108

32

345

485

1933 (январь)

106

31

273

410

О переплетении промышленного кризиса с аграрным в книжке Г. Свободы упоминается довольно глухо. Все же из приведенных им статистических данных можно извлечь характерные цифры о падении цен важнейших с. -х. продуктов к концу 1932 г. (по сравнению с 1927 г.): ц ентнер пшеницы в 1927 г. - -50, в 1932 г. - 25,58 злотых; центнер ржи - 43,10 в 15,16 злотых; килограмм свинины - 2,57 и 0,95 злотых; килограмм говядины - 1,26 и 0,58 злотых. Такое стремительное падение цен в течение ряда лет влекло за собой неслыханное разорение деревни и ограничение с ее стороны спроса даже на самые необходимые Продукты промышленности, что в свою очередь являлось одним из серьезнейших факторов обострения промышленного кризиса.

Не подлежит сомнению, что теперешний кризис значительно сильнее и глубже, чем даже грандиозный кризис конца 1925 - начала 1926 гг., приведший к фашистскому перевороту.

Наибольшее внимание автор уделяет событиям парламентской жизни, причем не только сами выборы, но и все более значительные внутренние перегруппировки в сейме он иллюстрирует богатым статистическим материалом, который к сожалению, как правило, не подвергается почти никакому анализу.

На основе статистических данных, привлеченных автором, можно составить следующую таблицу, дающую некоторое понятие о расстановке политических сил в стране и в частности о той колоссальной роли, которую сыграла фашистская диктатура для политической консолидации буржуазии.

Таблица, приведенная на стр. 125, выявляет следующие моменты. Пилсудчина ("беспартийный блок сотрудничества с правительством"), располагавшая раньше главным образом рядом агентур внутри других партий, организовалась как массовая партия (пли правильнее как блок партий) лишь после майского переворота и только в 1930 г. путем прямой фальсификации выборов обеспечила за собой твердое большинство в сейме, в результате чего закончились частые правительственные кризисы и сейм окончательно превратился в послушное орудие фашистской диктатуры.

Национал-демократия (крупнейшая старая буржуазная партия в Польше), оттесненная пилсудчиной на задний план, все нее сохранила весьма сильное влияние в широких кругах средней и отчасти мелкой буржуазии и является сегодня главной партией буржуазной парламентской оппозиции5 .

Из крестьянских (кулацких) партий самый жестокий урон потерпела крайняя правая "Пяст" (потеряв 78 % мандатов)6 ; более "левые" крестьянские группировки потерпели значительно меньший урон, что косвенно с несомненностью свидетельствует о полевении крестьянских масс. В 1931 г. все три крупные кулацкие группировки объединились в одну "Народную партию".


4 Понятно, что эти данные являются лишь весьма условными показателями независимо от других обстоятельств хотя бы потому, что правящая партия, особенно после фашистского переворота, сплошь и рядом фальсифицировала выборы, не пренебрегая никакими средствами. Наиболее сильно это отразилось на подсчете голосов, поданных за компартию и за революционные крестьянские группировки (данные о которых у автора настолько неполны, что их пришлось из таблицы исключить). Для правильного понимания этой таблицы необходимо помнить, что выборы в январе 1919 г. не охватывали ни Западной Украины, ни Белоруссии, ни Верхней Силезии и Поморья (не присоединенных еще к Польше) и бойкотировались коммунистами; выборы же 1922 г. бойкотировались всеми украинскими буржуазными и мелкобуржуазными партиями Галиции (за исключением небольшой соглашательской кулацкой группы "хліборобів").

5 Партия эта впрочем стремится не к устранению режима фашистской диктатуры, а к захвату ее в свои руки и приближению к "итальянскому" типу.

6 Ее лидер, бывш. премьер В. Витос, присужденный к тюремному заключению, в 1933 г. бежал за границу.

стр. 124

Результаты выборов в сейм Польской республики за 1919 - 1930 гг.

(Количество голосов и мандатов, полученных отдельными партиями)

 

1919 г.

1922 г.

1928 г.

1930 г.

голосов (тыс.)

мандатов

голосов (тыс.)

мандатов

голосов (тыс.)

мандатов

голосов (тыс.)

мандатов

количество

%

количество

%

количество

%

количество

%

I. Главные партии крупной буржуазии

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Пилсудчина

-

-

-

-

(6)

(1,3)7

2399

122

27,6

5983

247

55,6

Национал-демократия

1170

140

35,9

(1816)8

98

22,0

929

37

8,4

1443

62

14,0

II. Мелкобуржуазный центр, или так называемый "Центролев"

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

"Пяст"

410

46

11,7

1153

70

15,8

(516)

21

4,8

(370)

18

3,4

"Вызволение"

840

59

15,0

963

49

11,3

834

40

14,2

(370)

15

3,4

Крестьянская партия.

-

-

-

-

(30)

6,8

637

26

5,9

(443)

18

4,0

Национальный рабочий союз

-

21

4,9

473

18

4,1

228

14

3,1

246

10

2,2

ППС

600

355

8,9

906

41

9,5

(1450)9

63

14,2

(589)

24

5,5

Блок "Центролева" за 1930 г.

-

-

-

-

-

-

-

-

-

2018

82

-

III. Важнейшие нацменовские буржуазные группировки

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

"Хліборобы"

-

-

-

87

5

1,1

-

-

-

-

-

-

Украинские социалисты и радикалы и правый Сельроб

-

-

-

-

-

-

447

18

2,7

-

-

-

Немцы

70

2

0,5

-

-

-

-

-

-

310

5

1,2

Евреи

430

11

2,7

25610

17

3,8

41511

13

2,9

582

7

1,6

Блок нацменьшинств

-

-

-

1398

66

-

1438

50

-

-

-

-

В том числе:

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Украинцы

-

-

-

(424)

20

46

-

-

-

-

-

-

Белорусы

-

-

-

(233)

11

2,4

-

-

-

-

-

-

Немцы

-

-

-

(360)

17

3,8

(548)

19

4,4

-

-

-

Евреи

-

-

-

(360)

17

3,8

-

-

-

-

-

-

Украинский белорусский клуб

-

-

-

-

-

-

(862)

30

6,8

726

18

4,0

IV. Компартия Польши

-

(2)

(0,4)

(132)12

2

0,4

278

7

1,5

232

4

0,9

ППС, от которой под нажимом правительства откололась значительная часть ее бывших руководящих кадров (так называемая ППС бывшая революционная фракция, организованная в 1928 г., и ряд других группировок), потеряла в пользу фашистов, с одной стороны, и в пользу компартии - с другой, львиную долю своего влияния на массы.

Вследствие распада избирательного "блока нацменьшинств" и правительственного террора значительные потери понесли также нацменьшинства, что не пометало украинским и белорусским националистам (совместно с еврейской буржуазией, открыто поддерживающей правительство) все ожесточенное бороться против Советского союза.

Фашизму не только не удалось разгромить, но даже задержать рост компартии, загнанной в подполье, несмотря на полевые суды, аннулирование списков и т. п. Кроме сотен тысяч голосов, показанных в таблице, за революционные списки, поддерживаемые коммунистами (а также за аннулированные коммунистические списки), на выборах 1928 и 1930 гг. голосовало не менее полумиллиона рабочих и крестьян, главным образом в Западной Украине (левый Сельроб), и в Белоруссии, а отчасти в коренной Польше.

Не менее важно, что загнанная в подполье КПП, несмотря на крупою оппортунистические ошибки своего прежнего руководства, шаг за шагом сумела оттеснить на задний план влияние легальной ППС во всех крупных промышленных центрах, как это явствует даже из голых цифр избирательной статистики (в этой части скромно замалчиваемой автором).

В Варшаве в 1922 г. ППС получила 83 тыс., КПП - 27 тыс. голосов, но в 1928 г.


7 Так называемая "партия труда" Бартеля (отколовшаяся от партии "Вызволение").

8 В блоке с христианскими демократами всего 2551 тыс.

9 В блоке с немецкими социал-демократами всего 1495 тыс. голосов и 5 мандатов.

10 Галицйские сионисты.

11 Кроме того Бунд - 30 тыс. голосов (в 1922 г. - столько же).

12 По официальным данным, 127 тыс. голосов.

стр. 125

она собрала 43 тыс., КПП - 65 тыс. голосов. В Лодзи в 1922 г. ППС получила 19 тыс. (на выборах 1919 г. -33 тыс.), Национальная рабочая партия НПФ - 48 тыс., КПП - 14 тыс. голосов, но уже в 1928 г. НПР была на выборах разгромлена, ППС получила 74 тыс., КПП - 49 тыс., а на выборах 1930 г. ППС - 25 тыс., КПП - 56 тыс. голосов. В Домбровском бассейне в 1922 г. ППС имела 40 тыс., КПП -38 тыс. голосов, в 1928 г. ППС - 29 тыс., КПП - 66 тыс. голосов. В Верхней Силезии в 1922 г. ППС получила 67 тыс. (с немецкими социал-демократами - 77 тыс.), КПП - 21 тыс. голосов; в 1930 г. ППС и немецкие социал-демократы в сумме - около 64 тыс., КПП - 25 тыс. голосов (плюс свыше 5 тыс. голосов, поданных за компартию несколькими днями позже на выборах в силезский сейм в сельском районе Рыбник - Пщина, где на выборах в варшавский сейм коммунистические списки были аннулированы). Но в промышленном Верхнесилезском районе уже во время выборов в силезский сейм в мае 1930 г. КПП заняла первое место: она получила 25 тыс., НПР - 19,5 тыс., ППС - 17,5 тыс., немецкие социал-демократы - 14 тыс. голосов.

Еще более важным моментом, совершенно сознательно пропущенным автором очерка, являются значительный рост компартии за последние годы (с 6 тыс. до 18 тыс. членов) и ее внутренняя консолидация на базе линии Коминтерна и полного разгрома правой фракции. Эти достижения теснейшим образом связаны с той крупной руководящей ролью, которую КПП завоевала в массовом рабочем движении и которую она завоевывает в революционном крестьянском движении.

Об єтой бурно нарастающей за последние годы волне массового стачечного движения (забастовка горняков Домбровского и Краковского бассейнов 1932 г., забастовка текстильщиков в Лодзи, транспортных рабочих в Гдыне, всеобщая забастовка нефтяников в Галиции, всеобщая однодневная забастовка протеста против ухудшения рабочего законодательства в марте 1932 г., победоносная забастовка горняков всех трех каменноугольных бассейнов Польши в 1933 г., забастовка текстильщиков по всей Польше и связанная с ней всеобщая забастовка в Лодзи и т. д.), как и о более ранних боевых выступлениях пролетариата, автор упоминает лишь мимоходом, систематически замалчивая при этом руководящую роль компартии.

В противовес этому автор особенно заостряет внимание на фактах такого порядка, как "победа" Дашинского при выборах мартпалка сейма в 1928 г., конфликт Дашинского с Пилсудским в конце октября 1929 г. (когда Дашинский в качестве маршалка отказался открыть сессию сейма ввиду вторжения в здание сейма сооруженной силы), Краковский конгресс партий "Центролева" в июле 1930 г. (который в целях дезориентации радикализирующихся масс заявил о том, что "демократия" не принимает ответственности за займы, заключенные правительством без ведома сейма), и тому подобных левых маневрах пепеэсовских лидеров. В качестве центральной проблемы последней части очерка автор выдвигает вопрос о судьбе организаторов Краковского конгресса. Как известно, виднейшие лидеры "Центролева" (Витое, Барлицкий, Либерман и др.) в связи с решениями этого конгресса были арестованы, преданы суду и присуждены к тюремному заключению. В Брест-литовской тюрьме охранники избивали некоторых из арестованных. Правительство отказалось привлечь виновных к ответственности. Несмотря на то, что ППС никогда серьезно де возмущалась террором, направленным против революционных рабочих и крестьян, а, наоборот (правительство Морачевского в 1918/19 г. и правительство Витоса - Дашинского в 1920 г.), сама в широком размере организовала этот террор, возмущение автора подобными методами, применяемыми против его товарищей, понятно. Однако, как видно из очерка, ППС в сущности жалуется лишь на то, что правительство применяет нецелесообразные, неправильные "методы воспитания". Вот как недалеко идут пепеэсовские лидеры, вынужденные теперь под нажимом масс "протестовать" против диктатуры и говорить о "кризисе капитализма"!

В общем книга Г. Свободы, почти полностью игнорирующая историю революционного движения, дает сравнительно богатый и ценный материал для истории польского "парламентаризма", для понимания методов фашистской диктатуры в Польше и маневров социал-фашизма. Самый вид книги является также недурной иллюстрацией господствующего в Польше режима: книга не только пестрит белыми страницами, - изъятыми цензурой оказались и целые главы очерка.

Orphus

© libmonster.pl

Permanent link to this publication:

http://libmonster.pl/m/articles/view/СВОБОДА-ГЕНРИХ-ПЕРВОЕ-ПЯТНАДЦАТИЛЕТИЕ-НЕЗАВИСИМОЙ-ПОЛЬШИ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Poland OnlineContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: http://libmonster.pl/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Ч. ЯСИНСКИЙ, СВОБОДА ГЕНРИХ. ПЕРВОЕ ПЯТНАДЦАТИЛЕТИЕ НЕЗАВИСИМОЙ ПОЛЬШИ // Warsaw: Polish Libmonster (LIBMONSTER.PL). Updated: 10.12.2017. URL: http://libmonster.pl/m/articles/view/СВОБОДА-ГЕНРИХ-ПЕРВОЕ-ПЯТНАДЦАТИЛЕТИЕ-НЕЗАВИСИМОЙ-ПОЛЬШИ (date of access: 21.07.2018).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Ч. ЯСИНСКИЙ:

Ч. ЯСИНСКИЙ → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Publisher
Poland Online
Warszawa, Poland
280 views rating
10.12.2017 (223 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Keywords
Related Articles
The collapse of the crypto currency is determined by the fact that with the increase in the number of coins produced, the price of their production is catastrophically increasing
Catalog: Economics 
Рецензии. К. СЬЛЯСКИЙ. ТЫСЯЧЕЛЕТИЕ ПОЛЬСКО-СКАНДИНАВСКИХ КУЛЬТУРНЫХ СВЯЗЕЙ
Catalog: Cultural studies 
163 days ago · From Poland Online
ПОЛЬСКИЙ ВКЛАД В ПОБЕДУ НАД ФАШИЗМОМ
Catalog: History 
219 days ago · From Poland Online
КРЕСТЬЯНЕ, ИХ МЕСТО В КЛАССОВОЙ И НАЦИОНАЛЬНОЙ СТРУКТУРЕ ПОЛЬШИ XIX-XX ВЕКОВ
Catalog: History 
219 days ago · From Poland Online
Гипотеза показывает: Как ядра атомов закручивают гравитоны. Как гравитация атомов, суммируясь, рождает гравитацию тел. Как ядро атома, вращаясь с огромной скоростью, осуществляет сильное взаимодействие. Как, вращающийся вокруг ядра электрон, не излучает электромагнитную волну. Как атомы соединяются в молекулы. Как в ядрах атомов протоны и нейтроны с колоссальной быстротой превращаются друг в друга. Как разность гравитационных потенциалов рождает привилегированную систему отсчёта. Как абстрактное инерционное движение превращается в выдумку мыслителей. Как электрон и позитрон превращается друг в друга. Как "приморозка" свободных электронов к атомам является причиной сверхпроводимости. Как формулы Кулона и Ньютона о взаимодействии зарядов и о взаимодействии гравитирующих тел имеют одинаковую математическую форму.
Catalog: Physics 
WIDERSZAL, LUDWIK. SPRAWY KAUKASKIE W POLITYCE EUROPEJSKIEJ W LATACH 1831-1864
Catalog: History 
223 days ago · From Poland Online
Н. ПОДОРОЖНЫЙ. РАЗГРОМ ПОЛЬСКИХ ИНТЕРВЕНТОВ В МОСКОВСКОМ ГОСУДАРСТВЕ В НАЧАЛЕ XVII ВЕКА
Catalog: History 
223 days ago · From Poland Online
НОВАЯ СТРАНИЦА ИЗ ИСТОРИИ ПОЛЬСКОЙ ИНТЕРВЕНЦИИ В МОСКОВСКОМ ГОСУДАРСТВЕ В НАЧАЛЕ XVII ВЕКА
Catalog: History 
223 days ago · From Poland Online
РЕВОЛЮЦИОННЫЙ КРИЗИС В ПОЛЬШЕ В 1923 г. И ТАКТИКА ПОЛЬСКОЙ КОМПАРТИИ
Catalog: History 
223 days ago · From Poland Online
О МАТЕРИАЛАХ ПО ИСТОРИИ ПОЛЬШИ КОНЦА ХVIII ВЕКА
Catalog: History 
223 days ago · From Poland Online

ONE WORLD -ONE LIBRARY
Libmonster is a free tool to store the author's heritage. Create your own collection of articles, books, files, multimedia, and share the link with your colleagues and friends. Keep your legacy in one place - on Libmonster. It is practical and convenient.

Libmonster retransmits all saved collections all over the world (open map): in the leading repositories in many countries, social networks and search engines. And remember: it's free. So it was, is and always will be.


Click here to create your own personal collection
СВОБОДА ГЕНРИХ. ПЕРВОЕ ПЯТНАДЦАТИЛЕТИЕ НЕЗАВИСИМОЙ ПОЛЬШИ
 

Support Forum · Editor-in-chief
Watch out for new publications:

About · News · Reviews · Contacts · For Advertisers · Donate to Libmonster

Polish Libmonster ® All rights reserved.
2016-2017, LIBMONSTER.PL is a part of Libmonster, international library network (open map)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK