Libmonster is the largest world open library, repository of author's heritage and archive

Register & start to create your original collection of articles, books, research, biographies, photographs, files. It's convenient and free. Click here to register as an author. Share with the world your works!

Libmonster ID: PL-61

share the publication with friends & colleagues

Germanizing Prussian Poland. The HKT Society and the struggle for the Eastern Marches in the German Empire, 1894 - 1919, by RICHARD WONSER TIMS, New Vork. Columbia University press. 1941.

ТИМС Р. У. Германизация прусской Польши.

Рецензируемая работа американского историка Ричарда-Уонсера Тимса посвящена вопросу о политике германизации польских областей в вильгельмовской Германии в последние десятилетия её существования, а также роли немецкого шовинистического "Союза восточногерманских областей", являвшегося в то время, наряду с "Папгерманским союзом", инициатором и вдохновителем прусской, антипольской политики в Познани и Верхней Силезии, в Западной и Восточной Пруссии.

Острота рассматриваемой проблемы усугубляется тем, что Тимс подготовлял свою работу накануне и в начале второй мировой войны, когда германо-фашистские войска вторглись на территорию Польши, неся на своих штыках гитлеровский "новый порядок".

В работе Тимса дано довольно подробное и основанное на многочисленных источниках освещение отдельных сторон антипольской политики в Германии в конце XIX - начале XX в.: подавления польской культуры, германизации польской школы, политики искоренения польского языка, колонизации польских земель и германизации польских городов. Большое внимание автор уделяет истории и организационной структуре "Союза восточногерманских областей" и его влиянию на антипольскую политику германских властей в рассматриваемый период.

Особую главу автор посвящает судьбам польских областей в Пруссии во время первой мировой войны 1914 - 1918 гг., после которой часть из них вошла вместе с другими польскими землями в состав образованного в 1918 г. польского государства.

Переходя к рассмотрению содержания книги Тимса, надо прежде всего подчеркнуть, что, несмотря на то что её автор претендует "на объективный подход" к трактуемым вопросам, его работа далека от подлинно научной их разработки и содержит ряд ошибочных выводов.

Работа основана на большом количестве источников и обширной литературе, но подобраны они, однако, чрезвычайно односторонне. Автор мотивирует это довольно своеобразно: "Предлагаемая ниже работа касается прежде всего немцев, и использованные в ней материалы были почти исключительно немецкими" (стр. 8).

Эта односторонность источников наложила неизгладимый отпечаток на основные выводы автора. Во-первых, в работе остаётся неосвещённой непосредственная связь между обострением германизаторской политики в польских областях Пруссии в конце XIX - начале XX в. и захватническими устремлениями германских империалистов, в особенности с их агрессивными планами в Восточной и Юго-Восточной Европе.

Этот крупный дефект работы не мог не оказать влияния и на характеристику, которую Тимс даёт шовинистическому "Союзу восточногерманских областей", известному под названием "гакатистов": в его трактовке остаются неясными причины появления этого агрессивного союза немецких шовинистов именно в середине 90-х годов. Автор указывает, что 90-е годы были ознаменованы усилением национальных движений и появлением махрово-шовинистических организаций в ряде стран Европы и в США. Однако он ни в какой мере не пытается вскрыть непосредственную связь между этим обострением национального вопроса и наступлением эпохи империализма. Основание "гакатистской" организации автор объясняет рядом несомненно существенных, но имеющих частное, конъюнктурное значение причин, как-то: недовольством немецких националистов, "слишком благожелательной" в отношении поляков политикой в годы канцлерства Каприви, а также обострением конкурентной борьбы между немецкими и польскими предпринимателями в городах Познани, Западной Пруссии и других польских областях на востоке Германии (стр. 47). Тимс некритически повторяет лживые утверждения пангерманской пропаганды, будто в первые годы своего существования "Союз восточногерманских областей" являлся "только оборонительной, но отнюдь не антипольской организацией" (стр. 58).

Известно, что лидеры этого шовинистического союза, как и представители Пангерманского союза, всячески старались скрыть остро агрессивный характер своей политики в национальном вопросе и в этих целях широко использовали в своей пропаганде "предостережения" по поводу "растущей польской опасности".

Однако вся политика этих организаций со времени их основания является разоблачением этих фальшивых уверений в "чисто оборонительном" её характере и показывает, что они всегда являлись воинствующими организациями германского империализма и уже в первые годы своего существования наметили основные линии своей наступательной антипольской политики.

Р. У. Тимс посвящает ряд глав истории этой политики в области культуры: он много говорит о мероприятиях прусских властей по "искоренению" польского языка и польской культуры, а также по германизации польской школы.

Тимс осуждает "крайности" политики гакатистов в этой области. Так, касаясь позорных фактов преследования польского языка в школе, достигшего уже в первые годы канцлерства Бюлова чрезвычайно широких размеров, вплоть до запрещения преподавать на польском языке уже с первых классов низшей школы, он говорит: "Трудно отказаться от вывода, что, требуя преподавания "закона божия" на немецком языке, гакатистская теория жертвовала содержанием в интересах формы и толкала

стр. 112

прусское правительство к близорукому и упрощённому разрешению вопроса". Он вынужден признать, что школьная политика Бюлова, "больше чем в какой бы то ни было другой области, вызывала ненависть со стороны поляков, которая обошлась Германии столь дорого в конце мировой войны" (стр. 103).

Однако в своей оценке политики германизации и подавления польской культуры автор обеляет лицо пангермансксго "Союза восточногерманских областей" и фальсифицирует его истинную роль, изображая его в качестве поборника культуры в "отсталых восточных марках" и инициатора множества "положительных", "конструктивных" мероприятий (стр. 103). Более того: автор считает нужным здесь снова выдвинуть несостоятельную "концепцию" о якобы мирном и невинном характере политики гакатистов в первые годы после их появления на политической арене. Так, он заявляет, что в 90-х годах "Союз восточногерманских областей" не занимал фактически какой-либо определённой позиции в вопросе антипольской политики в области культуры и что только после известной стачки польских школьников, развернувшейся в 1901 г. во Вжесне в ответ на прусские преследования польского языка в школе, "гакатисты энергично вступили в публичные дискуссии по вопросу о германизации поляков через школу" (стр. 65).

"Как и в других областях жизненного процесса, вопрос о том, в чём заключается "оборонительная" политика там, где "конкурируют" друг с другом языки, является трудным для разрешения", - меланхолически прибавляет Тимс. Но действительно "трудным" во всём этом является лишь умолчание о том, что стачка польских детей во Вжесне явилась стихийным выражением массового возмущения и протеста польского населения против германизаторской политики прусских властей.

Р. У. Тимс уделяет в своей работе большое внимание вопросу о колонизации польских земель, широко проводившейся прусскими властями со времени издания Бисмарком в 1886 г. пресловутого "Колонизационного акта" и особенно усилившейся в начале XX в., накануне первой мировой войны. Он касается роли "Союза восточногерманских областей" в этом вопросе и его влияния на развёртывание антипольской колонизационной политики.

Однако приходится констатировать, что в трактовке этих важных вопросов автор исходит из явно ложных предпосылок, и поэтому оценка как самой политики колонизации польских земель в Пруссии, так и роли гакатистских организаций в её осуществлении ни в какой степени не отвечает задачам, выдвигаемым перед объективным, научным исследованием этих вопросов.

Игнорируя тесную связь обострения прусской политики колонизации польских земель в конце XIX - начале XX в. с наступлением эпохи империализма, чрезвычайно обострившей политику национального гнёта, автор оказался не в состоянии дать правильное, научное освещение прусской политики колонизации польских земель.

Р. У. Тимс приводит большой и интересный материал по истории прусской колонизационной политики в годы канцлерства Бюлова и Бетман-Гольвега. Он показывает основные моменты длительной и упорной внутриполитической борьбы, развернувшейся в правящих кругах Германии по вопросу о методах и путях колонизации, о соотношении крупных юнкерских имений и крестьянских "колонистских" хозяйств в Познани, Верхней Силезии и других областях, являвшихся объектом прусской антипольской политики, о въезде польских сельскохозяйственных рабочих из Царства Польского и из Австро-Венгрии и применении их труда в юнкерских хозяйствах на востоке Германии.

В книге освещены основные моменты прусского законодательства, направленного к ограблению польских земель, антипольские законы 1902 и 1904 гг. и закон об отчуждении польских земель, изданный в 1907 г. в Пруссии. Однако, как только дело доходит до обобщающей характеристики прусской политики колонизации польских земель, выводы автора оказываются совершенно несостоятельными.

Проводя политику колонизации исконно польских земель путём искусственного насаждения на них многочисленных немецких хозяйств, правящие круги Германии рассчитывали наряду с задачей их германизации достигнуть их превращения в "глацис", в "крепостной вал", в укреплённый плацдарм для осуществления военно-стратегических задач германского империализма на юго-востоке и на востоке Европы.

Вопреки всему этому автор рецензируемой работы пытается изобразить колонизацию восточногерманских польских областей как осуществление некиих "мирных", "цивилизаторских" задач, без которого было бы невозможно разрешение ряда больных проблем исторического развития Германии. Тимс утверждает, что основная цель, которую поставил перед собой "Союз восточногерманских областей", - "создание многочисленного зажиточного и патриотически настроенного населения в пограничных областях, столь жизненно необходимое для Германии как с военной, так и с экономической точки зрения, - была в достаточной мере разумной" (стр. 280). "Нет никаких оснований сомневаться в искренности гакатистских уверений в том, что их организация является оборонительной. Каждый пункт их программы свидетельствовал о том, что главной их задачей было превратить немцев в "восточных марках" в настоящих "германцев" и увеличение их численности в пограничных провинциях" (стр. 279).

Для империалистической идеологии американского историка характерно, что, несмотря на многочисленные оговорки, он принимает аргументы немецких шовинистов о "необходимости" колонизации польских земель и об "оборонительном" характере этой политики. Признавая, что "Союз восточногерманских областей" допустил в своей пропаганде и практической деятельности в этой

стр. 113

области ряд ошибок, Тимс предпочёл бы лишь "более мирные" и "идиллические" формы этой колонизации, которые могли бы превратить польских крестьян в "лойяльных пруссаков". "Если бы средний поляк оставался связанным с землёй и был бы доволен своим положением, этого было бы достаточно для того, чтобы в должной мере германизировать его... А существование в Познани широкого и зажиточного класса мелких фермеров, немцев и поляков, живущих бок о бок и довольных правлением Гогенцоллернов, вероятно, произвело бы совсем иное впечатление на тех, кто вырабатывал мирные договоры в 1919 году" (стр. 280 - 281).

Таким образом, не осуждая в принципе прусскую политику колонизации польских земель, Тимс критикует лишь её "крайности". Он очень сожалеет о том, что прусские власти вовремя не нашли более "последовательных" и вместе с тем более "мирных" способов её осуществления в целях превращения поляков в "лойяльных прусских граждан".

Из вышесказанного, естественно, вытекают и те ложные выводы, к которым пришёл автор при разрешении вопроса об общих итогах политики колонизации польских земель в рассматриваемый период, - с середины 90-х годов до падения гогенцоллерновской монархии в 1918 году.

Автор правильно отмечает, что итоги этой прусской политики были, несмотря на большие средства, затраченные колонизационной комиссией, весьма незначительны, что количество польских земель, перешедших в руки немецких владельцев, было значительно меньшим, чем количество земли, проданной немецкими землевладельцами польским банкам и польским владельцам.

Однако никак нельзя согласиться с анализом причин этого явления, который даётся в рецензируемой работе. Тимс не приемлет того бесспорного факта, что основной причиной неудачи прусской политики колонизации являлось упорное, мужественное сопротивление, которое оказывали политике национального гнёта и ограбления польских земель широкие слои польского населения. Вместо этого главной причиной несостоятельности прусской политики колонизации польских земель в эти десятилетия он считает сопротивление, которое она встречала со стороны прусских крупных землевладельцев. Но освещение, которое Тимс даёт роли прусского юнкерства в развёртывании антипольской политики вообще и политики колонизации польских земель на востоке Германии в частности, является односторонним и неверным. В действительности отношение прусского юнкерства и консерваторов к политике колонизации польских земель было двойственным. В качестве класса, представлявшего составную часть империалистического юнкерско-буржуазного блока, находившегося у власти в гогенцоллерновской Германии в конце XIX - начале XX в., прусские юнкера требовали самого жестокого проведения в жизнь антипольской политики, о чём свидетельствуют многочисленные высказывания консерваторов в печати, а также их публичные выступления в прусском ландтаге, в германском рейхстаге и т. д. Однако, когда речь шла о конкретных методах колонизации польских земель в Познани и Верхней Силезии, в Восточной и Западной Пруссии, где, как известно, в руках прусского юнкерства была сосредоточена подавляющая часть земли, когда, в частности, ставился вопрос о необходимости изменения в соотношении между, крупным и мелким землевладением и раздробления части крупных поместий, поступавших в руки колонизационной комиссии, в целях создания широкого слоя немецких "колонистов", которые должны были стать "оплотом гурманства" в польских областях, - прусские юнкера нередко ставили свои шкурные, кастовые интересы выше тех задач, которые выдвигались империалистическим правящим блоком в целом.

Так, например, они старались возможно выгоднее для себя использовать высокие цены на землю, установившиеся в конце XIX - начале XX в. в польских областях на востоке Германии в результате спекулятивного ажиотажа, развернувшегося под влиянием деятельности прусской колонизационной комиссии. Там, где представлялась возможность выгодной сделки, они охотно продавали свои земли, невзирая на то, переходят ли они в руки колонизационной комиссии или же с ведение польских банков и польских кооперативных организаций. Последние затем производили парцеллирование этих земель и продавали их в руки польских крестьян, испытывавших столь тяжёлый земельный голод.

Отсюда, однако, никак не вытекают те ложные выводы, к которым пришёл в своей работе Тимс, представляя прусских юнкеров... в качестве безусловных и решительных противников антипольской политики, являвшихся якобы главным препятствием на пути её осуществления.

"Концепция", выдвигаемая автором в этом вопросе, в кратких чертах такова: колонизация польских земель являлась необходимой и положительной задачей, осуществление которой он сравнивает с "... крестовыми походами, движимыми силой идей" (!) (стр. 261).

В качестве "энтузиастов" и вдохновителей этих "крестовых походов" в книге Тимса выступают неприглядные фигуры гакатистов, бывших, по его мнению, сторонниками "радикальной аграрной революции, которая населила бы страну крестьянами" (!!) (стр. 218).

Однако "действовавшие в то время экономические силы были слишком подавляющими и инерция политических интересов слишком сильной, чтобы они могли быть преодолены силой организованного энтузиазма небольшой фаланги националистов, как бы настойчивы они ни были" (стр. 187 - 188).

Таким образом, влекомый своими реакционными симпатиями, американский историк изобразил немецких шовинистов, глашатаев агрессивных устремлений германского юн-

стр. 114

керско-буржуазного империализма и злейших врагов польского народа, в качестве никем не понятых "энтузиастов". В завершение своей неприглядной роли защитника германских империалистов Тимс без стеснения рисует примерно в таком же свете и германских фашистов, подвизавшихся впоследствии в качестве палачей польского народа.

"Позднейшим поколениям германских правителей предстояло сделать в тех самых областях новые попытки неограниченного применения принципа государственного разума" (Staatsraison), за который вели борьбу Ганземан, Кеннеман и Тидеман и их соратники-националисты" (стр. 188). Автор вступает в "полемику" с Гитлером, который, мол, упрекал своих предшественников в вильгельмовской Германии - гакатистских лидеров - за их "половинчатость".

"Вряд ли этот критицизм является оправданным: ведь крайняя безжалостность не была необходимой в эпоху Бюлова, даже если бы политические партии того времени считали её целесообразной. Для того чтобы согнать с земли целые народы, государственные правители должны были либо истребить их либо располагать пространством для их переселения" (стр. 282).

Так, от декларации о своей "полной объективности" и "беспристрастности" Тимс перешёл к фальшивым утверждениям о якобы "оборонительном" характере немецких шовинистических организаций и в конечном счёте завершил свою работу расшаркиванием перед гакатистами.

Вкорне ошибочные и несостоятельные выводы автора являются результатом его реакционных политических позиций и явной тенденциозности. Они вытекают из плохо скрываемых, несмотря на усиленные уверения в "объективности", симпатии автора к пангерманским элементам и кайзеровской Германии. В результате, несмотря на большой и интересный материал по вопросу о прусской антипольской политике в восточногерманских польских областях в конце XIX - начале XX в., рецензируемая работа далеко ушла от правильного, научного освещения затронутых в ней проблем и оказалась реакционной апологетикой германского "Drang nach Osten".

Orphus

© libmonster.pl

Permanent link to this publication:

http://libmonster.pl/m/articles/view/ТИМС-Р-У-ГЕРМАНИЗАЦИЯ-ПРУССКОЙ-ПОЛЬШИ

Similar publications: LRussia LWorld Y G


Publisher:

Poland OnlineContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: http://libmonster.pl/Libmonster

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Е. РУБИНШТЕЙН, ТИМС Р. У. ГЕРМАНИЗАЦИЯ ПРУССКОЙ ПОЛЬШИ // Warsaw: Polish Libmonster (LIBMONSTER.PL). Updated: 10.12.2017. URL: http://libmonster.pl/m/articles/view/ТИМС-Р-У-ГЕРМАНИЗАЦИЯ-ПРУССКОЙ-ПОЛЬШИ (date of access: 21.07.2018).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Е. РУБИНШТЕЙН:

Е. РУБИНШТЕЙН → other publications, search: Libmonster RussiaLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Publisher
Poland Online
Warszawa, Poland
96 views rating
10.12.2017 (223 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes

Keywords
Related Articles
The collapse of the crypto currency is determined by the fact that with the increase in the number of coins produced, the price of their production is catastrophically increasing
Catalog: Economics 
Рецензии. К. СЬЛЯСКИЙ. ТЫСЯЧЕЛЕТИЕ ПОЛЬСКО-СКАНДИНАВСКИХ КУЛЬТУРНЫХ СВЯЗЕЙ
Catalog: Cultural studies 
163 days ago · From Poland Online
ПОЛЬСКИЙ ВКЛАД В ПОБЕДУ НАД ФАШИЗМОМ
Catalog: History 
219 days ago · From Poland Online
КРЕСТЬЯНЕ, ИХ МЕСТО В КЛАССОВОЙ И НАЦИОНАЛЬНОЙ СТРУКТУРЕ ПОЛЬШИ XIX-XX ВЕКОВ
Catalog: History 
219 days ago · From Poland Online
Гипотеза показывает: Как ядра атомов закручивают гравитоны. Как гравитация атомов, суммируясь, рождает гравитацию тел. Как ядро атома, вращаясь с огромной скоростью, осуществляет сильное взаимодействие. Как, вращающийся вокруг ядра электрон, не излучает электромагнитную волну. Как атомы соединяются в молекулы. Как в ядрах атомов протоны и нейтроны с колоссальной быстротой превращаются друг в друга. Как разность гравитационных потенциалов рождает привилегированную систему отсчёта. Как абстрактное инерционное движение превращается в выдумку мыслителей. Как электрон и позитрон превращается друг в друга. Как "приморозка" свободных электронов к атомам является причиной сверхпроводимости. Как формулы Кулона и Ньютона о взаимодействии зарядов и о взаимодействии гравитирующих тел имеют одинаковую математическую форму.
Catalog: Physics 
WIDERSZAL, LUDWIK. SPRAWY KAUKASKIE W POLITYCE EUROPEJSKIEJ W LATACH 1831-1864
Catalog: History 
223 days ago · From Poland Online
Н. ПОДОРОЖНЫЙ. РАЗГРОМ ПОЛЬСКИХ ИНТЕРВЕНТОВ В МОСКОВСКОМ ГОСУДАРСТВЕ В НАЧАЛЕ XVII ВЕКА
Catalog: History 
223 days ago · From Poland Online
НОВАЯ СТРАНИЦА ИЗ ИСТОРИИ ПОЛЬСКОЙ ИНТЕРВЕНЦИИ В МОСКОВСКОМ ГОСУДАРСТВЕ В НАЧАЛЕ XVII ВЕКА
Catalog: History 
223 days ago · From Poland Online
РЕВОЛЮЦИОННЫЙ КРИЗИС В ПОЛЬШЕ В 1923 г. И ТАКТИКА ПОЛЬСКОЙ КОМПАРТИИ
Catalog: History 
223 days ago · From Poland Online
О МАТЕРИАЛАХ ПО ИСТОРИИ ПОЛЬШИ КОНЦА ХVIII ВЕКА
Catalog: History 
223 days ago · From Poland Online

ONE WORLD -ONE LIBRARY
Libmonster is a free tool to store the author's heritage. Create your own collection of articles, books, files, multimedia, and share the link with your colleagues and friends. Keep your legacy in one place - on Libmonster. It is practical and convenient.

Libmonster retransmits all saved collections all over the world (open map): in the leading repositories in many countries, social networks and search engines. And remember: it's free. So it was, is and always will be.


Click here to create your own personal collection
ТИМС Р. У. ГЕРМАНИЗАЦИЯ ПРУССКОЙ ПОЛЬШИ
 

Support Forum · Editor-in-chief
Watch out for new publications:

About · News · Reviews · Contacts · For Advertisers · Donate to Libmonster

Polish Libmonster ® All rights reserved.
2016-2017, LIBMONSTER.PL is a part of Libmonster, international library network (open map)


LIBMONSTER - INTERNATIONAL LIBRARY NETWORK